Книги по психологии

ВЛИЯНИЕ УРОВНЯ ГИПНАБЕЛЬНОСТИ НА ХАРАКТЕРИСТИКИ ФОНОВОЙ ЭЭГ
Периодика - Психология. Журнал Высшей школы экономики

А. В. КИРЕНСКАЯ, В. Ю. НОВОТОЦКИЙ-ВЛАСОВ, В. Е. СТЕПАНОВА, А. Н. ЧИСТЯКОВ, В. М. ЗВОНИКОВ


ВЛИЯНИЕ УРОВНЯ ГИПНАБЕЛЬНОСТИ НА ХАРАКТЕРИСТИКИ ФОНОВОЙ ЭЭГ


Киренская Анна Валерьевна — руководитель лаборатории ФГУ «ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского Мин-здравсоцразвития», доктор биологических наук. Сфера научных интересов — нейрофизиология, психофизиология, биологическая психиатрия, электроэнцефалография. Контакты: Neuro11@yandex. ru


ВЛИЯНИЕ УРОВНЯ ГИПНАБЕЛЬНОСТИ НА ХАРАКТЕРИСТИКИ ФОНОВОЙ ЭЭГ


Новотоцкий-Власов Владимир Юрьевич — старший научный сотрудник ФГУ «ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского Минздравсоцразвития», кандидат биологических наук.

Сфера научных интересов — нейрофизиология, электроэнцефало­графия, численные методы анализа. Контакты: Vnovot@mail. ru


ВЛИЯНИЕ УРОВНЯ ГИПНАБЕЛЬНОСТИ НА ХАРАКТЕРИСТИКИ ФОНОВОЙ ЭЭГ


Степанова Валерия Евгеньевна — младший научный сотрудник

ФГУ «ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского

Минздравсоцразвития».

Сфера научных интересов — психология, психофизиология.

Контакты: Fioring@mail. ru


ВЛИЯНИЕ УРОВНЯ ГИПНАБЕЛЬНОСТИ НА ХАРАКТЕРИСТИКИ ФОНОВОЙ ЭЭГ


Чистяков Андрей Николаевич — научный сотрудник ФГУ «ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского Минздрав-соцразвития».

Сфера научных интересов — психология, психофизиология, методики психокоррекции. Контакты: Marketolog@autonet. ru

Звоников Вячеслав Михайлович — заместитель заведующего кафедры Московского гуманитарного университета, доктор меди­цинских наук, профессор.

Сфера научных интересов — психология, психофизиология, гипноз и гипнотерапия. Контакты: Vzvonikov@yandex. ru


Резюме

Исследования проведены с участием 30 добровольцев, из которых 18 человек Были высокогипнабельными (ВГ) и 12 человек — низкогипнабельными (НГ). Запись ЭЭГ (19 стандартных отведений) осуществляли в состоянии спокой­ного бодрствования с закрытыми глазами в течение 2 минут. Анализировали спектральную мощность (СМ) и когерентность (КОГ). Подтверждены дан­ные других авторов о повышенной СМ тета-диапазона у ВГ лиц. Впервые по­казано, что ВГ лица характеризуются значительно более высоким уровнем КОГ в тета - и альфа-диапазонах ЭЭГ по сравнению с НГ. СМ и КОГ высоко­частотных диапазонов (бета2 и гамма) в группе ВГ, напротив, были ниже, чем в группе НГ. В целом полученные результаты позволяют предположить, что ВГ лицам более свойственно образное мышление, а НГ — вербально-логическое.

Ключевые слова: Гипнабельность, спектр ЭЭГ, когерентность.


Введение

Уровень гипнабельности (Г) яв­ляется устойчивой личностной ха­рактеристикой (Piccione еt al., 1989; Kumar et al., 1996). Психологические и психофизиологические исследования показали, что уровень гипнабель-ности положительно коррелирует с концентрацией внимания, яркостью внутренних образов, эмоциональ­ностью, воображением, творческими способностями (Crawford, 1989; Crawford et al., 1993; Crawford et al., 1995; Crowson et al., 1991; Gruzelier, 2002). Кроме того, определение уров­ня гипнабельности важно для психо­терапии, так как он влияет на выбор тактики психотерапевтических ме­роприятий и их эффективность (Gruzelier, 1996, 2002; Kirenskaya et al., in press; Spiegel, 2007). Изучение биоэлектрической активности мозга у лиц с разным уровнем гипнабельно-сти является актуальным для пони­мания ее центральных механизмов.

Проводившиеся ранее исследова­ния позволили обнаружить взаимо­связь уровня гипнабельности с оп­ределенными частотными и регио­нальными характеристиками ЭЭГ в состояниях бодрствования и гипно­тического погружения (Crawford et al., 1996; De Pascalis, 1999; Sabourin et al., 1990; Williams, Gruzelier, 2001).

В большинстве работ обнаружена повышенная тета-активность у высо-когипнабельных лиц, а также ее уве­личение в состоянии гипноза (Graf-fin et al., 1995; Sabourin et al., 1990; Williams, Gruzelier, 2001).

Противоречивые результаты бы­ли получены для гамма-активности ЭЭГ в диапазоне около 40 Гц. В ран­них исследованиях обнаружена ис­ходно сниженная активность в этом диапазоне у высокогипнабельных ис­пытуемых (ВГ) по сравнению с низ-когипнабельными (НГ) (De Pascalis et al., 1989). Однако позднее были получены обратные результаты: в со­стояниях спокойного бодрствования как с закрытыми, так и с открытыми глазами активность в диапазоне 40 Гц была выше у ВГ, чем у НГ (De Pasca-lis, 1993, 1999). Еще в одной работе также была найдена повышенная спектральная мощность ЭЭГ в диа­пазоне 36–44 Гц для подгруппы высокогипнабельных лиц, демонстри­рующих постгипнотическую амне­зию (Schnyer, Allen, 1995).

Работы по изучению внутрикор-ковой синхронизации активности мозга, которая наиболее часто оце­нивается по показателю когерентно­сти, у лиц с разным уровнем гипна-бельности практически отсутствуют. Вместе с тем особенности внутри - и межполушарного взаимодействия играют важную роль в обеспечении когнитивных и эмоциональных про­цессов, а их изучение является не­обходимым для более глубокого по­нимания нейронального субстрата, опосредующего формирование нор­мальных и патологических функцио­нальных состояний мозга (Болды­рева, 2000; Свидерская, 1987).

Таким образом, влияние уровня гипнабельности на биоэлектричес­кую активность мозга остается мало­изученным. Это обусловлено в основном отсутствием исследова­ний, выполненных на современном методическом уровне. Перечислен­ные работы были проведены с исполь­зованием малого количества отведе­ний ЭЭГ (от 2 до 6 электродов). Раз­ными были локализация и монтаж электродов, а также методы анализа ЭЭГ.

Задачей настоящего исследова­ния явилось применение современ­ных методов регистрации и анализа многоканальной ЭЭГ с целью изу­чения нейрофизиологических меха­низмов гипнабельности и выявления ее ЭЭГ-коррелятов.

Материалы и методы

В исследовании приняли участие 30 психически и неврологически здоровых добровольцев в возрасте от 19 до 52 лет (средний возраст 34.4 ± 2.0 года). Все испытуемые дали пись­менное согласие на участие в иссле­довании.

Уровень гипнабельности (Г) опре­деляли с помощью модифицирован­ной версии Стенфордской шкалы гип­набельности для группы (SHSS:C; Crawford, Allen, 1982) по 6 позициям по 5 баллов каждая. 18 человек (12 жен­щин и 6 мужчин) вошли в группу вы-сокогипнабельных лиц (группа ВГ, Г = 4.2 ± 1.2), 12 человек (6 женщин и 6 мужчин) — в группу низкогипна-бельных лиц (группа НГ, Г = 1.5 ± 0.11). По уровню гипнабельности различия между группами были до­стоверными (p < 0.001).

Во время исследования испытуе­мые находились в звукоизолирован­ной камере. Запись ЭЭГ осуществля­ли в состоянии спокойного бодрство­вания с закрытыми глазами в тече­ние 2 минут. ЭЭГ регистрировали от 19 стандартных отведений (по систе­ме 10-20) с постоянной времени 0.3 с и верхней границей частотного фильтра 70 Гц на нейрокартографе фирмы «МБН» (Россия). Частота квантования сигналов составляла 200 Гц. Референтом служили объеди­ненные ушные электроды.

ЭЭГ подвергали традиционному спектральному анализу. Спектраль­ную мощность и когерентность вы­числяли для 10 частотных диапазо­нов: дельта (1-3.5 Гц), тета1 (3.5-6 Гц), тета2 (6-8 Гц), альфа1 (8-10 Гц), альфа2 (10-11.5 Гц), альфа3 (11.5-13 Гц), бета1 (14-19 Гц), бета2 (19-27 Гц), гамма1 (27-40 Гц) и гамма2 (41-59 Гц).

Для количественной оценки спект­ра ЭЭГ в каждом частотном диапазоне использовали натуральный ло­гарифм абсолютной спектральной мощности (СМ) и когерентность (КОГ) между всеми отведениями (171 пара электродов). С тем чтобы подавить ложную составляющую КОГ, связанную с общими референ­тами, и избежать возможного влия­ния мышечного напряжения, вычис­ляли частную когерентность, вводя поправку на активность в референт­ных отведениях (Bendat, Piersol, 1986).

Статистический анализ зависи­мых переменных проводился по стандартной схеме с использованием пакета статистических программ SPSS 11.0.

СМ анализировали с помощью дисперсионного анализа ANOVA по факторам: Группа (2 уровня), Об­ласть коры (8 уровней), Полушарие (2 уровня) и их взаимным сочета­ниям. Достоверность различий сред­них значений оценивали с помощью t-критерия Стьюдента.

В связи с тем, что распределения показателя КОГ не соответствуют нормальному, межгрупповые сравне­ния средних значений этого показате­ля проводили с помощью непарамет­рического критерия Манна–Уитни.

Результаты

Согласно полученным результа­там, параметры ЭЭГ в группах вы­соко - и низкогипнабельных лиц су­щественно различались.

В группе ВГ СМ тета-диапазона была существенно выше, а бета2- и гамма1-диапазонов, напротив, ниже, чем в группе НГ (рисунок 1).

Статистический анализ показат­еля спектральной мощности вы-

Рисунок 1

Натуральный логарифм спектральной мощности (по оси ординат) тета1-, тета2-, бета2- и

Гамма1-диапазонов в группах высоко - (ВГ) и низкогипнабельных (НГ) лиц.

Звездочками указаны достоверные межгрупповые различия: * — P < 0.05


ВЛИЯНИЕ УРОВНЯ ГИПНАБЕЛЬНОСТИ НА ХАРАКТЕРИСТИКИ ФОНОВОЙ ЭЭГ




Явил значимый эффект взаимодей­ствия Группа X Область Для СМ диапазона тета1 (F(7, 196) = 5.13, P< 0.001). Для СМ диапазона тета2 найдены тенденция к значимости фактора Группа (F(1, 28) = 4.02, P = = 0.055) и значимый эффект взаимо­действия Группа X Область (F(7, 196) = 2.60, P < 0.05). Сравнение сред­них выявило в группе ВГ достоверно повышенную активность в тета1- и тета2-диапазонах в лобно-централь-но-теменной области коры: в диапа­зоне тета1 — в отведениях Fp2, F4,

Cz, C4, Pz, P4 и O2, в диапазоне те-та2 — в отведениях Fp1, Fp2, Fz, F3, F4, F7, F8, Cz, C3 и C4 (рисунок 1). При проведении дополнительного анализа ANOVA по факторам Группа (N = 2), Область (N = 5: Fp1-2, F3-4, C3-4, P3-4, O1-2) и Полушарие (N = 2) фактор Группа Был значимым как для тета1- (F(1, 28) = 5.04, P < 0.05). так и для тета2-диапазонов (F(1, 28) = 4.73, P < 0.05).

Значимые межгрупповые разли­чия по показателю СМ также были получены для высокочастотных диапазонов бета2 и гамма1. В диапа­зоне бета2 найдена тенденция к зна­чимости фактора Группа (F(1, 28) = = 3.61, P = 0.068), а в диапазоне гам-ма1 фактор Группа Был статистичес­ки значимым (F(1, 28) = 7.02, P < 0.05).

Чтобы снизить возможное влия­ние мышечной активности, которая по частоте интерферирует с высо­кочастотными диапазонами ЭЭГ, особенно в маргинальных отведе­ниях, дополнительный анализ был проведен по факторам Группа (N = 2), Область (N = 3: F3-4, C3-4, P3-4) и Латеральность (N = 3: левые, ме­диальные и правые отведения). Зна­чимые результаты также были полу­чены для фактора Группа: в диапа­зоне бета2 (F(1, 28) = 3.95, P = 0.057), в диапазоне гамма1 (F(1, 28) = 8.87, P < 0.01). Анализ средних обнаружил достоверные различия (P < 0.05) в лобно-центрально-теменной облас­ти: в диапазоне бета2 — в отведениях Fp1, Fp2, F3, F4, F8, C3, P3, в диапа­зоне гамма1 — в отведениях Fp1,Fp2, Fz, F3, F4, Cz, C3, C4, Pz, P3, P4 (рису­нок 1).

СМ диапазона гамма2 также была выше в группе НГ по сравнению с группой ВГ, однако различия не до­стигали уровня значимости.

Еще более выраженные межгруп­повые различия получены для пока­зателя КОГ. В группе высокогипна-бельных испытуемых уровень ко­герентности был значительно выше в дельта-, тета1-, тета2-, альфа1-, аль-фа2- и альфа3-диапазонах (рисунок 2). При этом в диапазоне тета1 досто­верные различия найдены для 142 пар отведений, в диапазоне тета2 — для 165 пар отведений, в диапазоне альфа3 — для 131 пары (рисунок 2В).

Следует также отметить, что вели­чина КОГ, превышающая 0.5, в груп­пе ВГ выявлена для 16% пар отведе­ний в диапазоне тета1 и для 50% пар в диапазоне альфа1, а в группе НГ — для 0.5% и 29% пар отведений в тета1- и альфа1-диапазонах соответ­ственно.

В диапазонах бета2 и гамма1 бо­лее высокие значения КОГ найдены для группы НГ, при этом статисти­чески значимо КОГ была повышена в 22 парах отведений в диапазоне бета2 и в 74 парах — в диапазоне гам-ма1 (рисунок 2). Исключение соста­вили показатели КОГ между перед­ними и задними областями коры, ко­торые были выше в группе ВГ. В диапазоне бета2 КОГ была выше в группе ВГ между следующими отве­дениями: с уровнем значимости P < 0.001 — Fp1-O1, Fp1-O2, F7-T6 и с уровнем значимости P < 0.01 — Fp1-P3, Fp1-O2, Fp1-T6, Fp2-O2, Fp2-Pz, F7-O2, F8-T6. В диапазоне гамма1 КОГ была выше в группе ВГ между отведениями Fp1-O1, Fp2-O2, Fp1-O2 с уровнем значимости P < < 0.001 и между отведениями Fp1-O2, F7-T6 с уровнем значимости P < 0.01.

Обсуждение

Таким образом, проведенное ис­следование выявило набор спект­ральных и когерентных характерис­тик ЭЭГ, статистически значимо раз­личающихся у испытуемых с высо­ким и низким уровнем гипнабель-ности.

Полученные данные, свидетельст­вующие о повышенной спектраль­ной мощности в тета-диапазоне у вы-сокогипнабельных лиц, согласуются с результатами ранее проведенных

Рисунок 2

Межгрупповые различия по показателю когерентности (КОГ)

ВЛИЯНИЕ УРОВНЯ ГИПНАБЕЛЬНОСТИ НА ХАРАКТЕРИСТИКИ ФОНОВОЙ ЭЭГ

Примечания. Рисунок 2А. Значения КОГ (по оси ординат) в тета - (t), альфа- (a), бета - (b) и гамма - (g) диапазонах в группах ВГ и НГ лиц. ■,♦ — медианы групп ВГ и НГ, — 25-75%, J— минимум — максимум. Рисунок 2Б. Карты достоверных межгрупповых различий по КОГ. Для тета1-, альфа1-диапазонов — значения КОГ выше в группе ВГ, для гамма1-диапазона — значения КОГ выше в группе НГ. P < 0.001 — толстые темные линии, P < 0.01 — тонкие светлые линии.

Рисунок 2В. Количество пар отведений, между которыми КОГ статистически значимо различается между группами в дельта - (d), тета - (t), альфа - (a), бета - (b) и гамма - (g) диапазонах. Положительные значения — КОГ выше в группе ВГ, отрицательные значения — КОГ ниже в группе ВГ.



Исследований (Sabourin et al., 1990; Graffin et al., 1995; Williams, Gruze-lier, 2001). Значительное увеличение когерентности в диапазонах тета и альфа у высокогипнабельных лиц по сравнению с низкогипнабельными получено впервые.

При этом показано, что функцио­нальные состояния, связанные с определенными когнитивными про­цессами, сопровождаются актива-ционными изменениями показате­лей СМ и КОГ в одних и тех же час­тотных диапазонах.

Было показано, что низкие час­тоты ЭЭГ (от 1 до 10 Гц) имеют отно­шение к функциям восприятия, вни­мания, памяти (Klimesch, 1999; Weiss, Mueller, 2003; Sauseng, Kli-mesch, 2008). Усиление активности в тета-диапазоне связывают с такими процессами, как фокусированное внимание, воображение, выполнение зрительно-пространственных задач (Schacter, 1977; Rugg, Dickens, 1982; Klimesch, 1999). Повышенные пока­затели спектральной мощности и ко­герентности в частотной полосе тета-и альфа-диапазонов у высокогипна-бельных испытуемых по сравнению с низкогипнабельными, в первую очередь, могут быть связаны с лим-бической активацией и фасилита-цией таламических синхронизирую­щих влияний на кору (Болдырева, 2000).

СМ и КОГ высокочастотных диа­пазонов бета2 и гамма1, напротив, были выше у лиц с низким уровнем гипнабельности. Активность этих диапазонов связана главным обра­зом с когнитивными и лингвистичес­кими функциями (Weiss, Mueller, 2003). Для гамма-диапазона обна­ружена связь с широким спектром когнитивных процессов, включая внимание и репрезентацию образов (Lee et al., 2003). Интересно отме­тить, что в работе С. Вайс, Х. Мюл­лер (Weiss, Mueller, 2003) было пока­зано, что генерация внутренних об­разов проявляется в увеличении когерентности в гамма-диапазоне между дистантными отведениями, расположенными в передних и зад­них областях коры. Согласно полу­ченным нами результатам, в группе ВГ показатель КОГ был выше, чем в группе НГ, именно между фронталь­но-париетальными и фронтально-ок-ципитальными парами отведений.

В целом полученные результаты позволяют заключить, что высоко-гипнабельным лицам более свойст­венно образное мышление, а низко-гипнабельным – вербально-логичес-кое. Косвенным подтверждением такого предположения является и высокий уровень дистантных вну-трикорковых связей в тета-, альфа-, бета - и гамма-диапазонах, так как построение внутренних образов включает объединение разных сен­сорных модальностей, связанных с разными отделами коры. Получен­ные результаты согласуются с выво­дами, сделанными в работе У. Рэя (Ray, 1997), в которой использовался нелинейный динамический анализ ЭЭГ.

Отдельного рассмотрения требу­ют сниженные показатели СМ и КОГ в гамма-диапазоне ЭЭГ, обна­руженные у высокогипнабельных лиц, которые некоторые исследова­тели рассматривают как генетичес­кий маркер шизофрении, или ней­рофизиологический эндофенотип (van der Stelt, Belger, 2007). Ранее было найдено значимое снижение предстимульного торможения (ПСТ) стартл-реакции у высокогипнабель-ных испытуемых по сравнению с низкогипнабельными (Lichtenberg et al., 2007). По современным представ­лениям, дефицит ПСТ является од­ним из наиболее валидных кандида­тов в эндофенотипы шизофрении (Braff, Freedman, 2002). Нейрофи­зиологические данные соотносятся с обширным фактическим материа­лом, полученным психологами и психиатрами о взаимосвязи между высокой гипнабельностью, шизоти-пическими личностными особеннос­тями и склонностью к развитию пси­хотических состояний (Gruzelier, 2002). Однако для понимания ней­рофизиологических механизмов кор­реляции между исключительными когнитивными и творческими спо­собностями высокогипнабельных лиц и повышенным риском к разви­тию психической патологии необхо­димы дальнейшие исследования.

Заключение

Таким образом, проведенное ис­следование обнаружило статисти­чески достоверные различия спект­ральных и когерентных характеристик фоновой ЭЭГ у лиц с высоким и низким уровнем гипнабельности. Подтверждены данные других авто­ров о повышенной спектральной мощности тета-диапазона у высоко-гипнабельных лиц. Впервые пока­зано, что высокогипнабельные испы­туемые характеризуются значитель­но более высоким уровнем внутри-корковой синхронизации в тета - и альфа-диапазонах ЭЭГ по сравне­нию с низкогипнабельными. СМ и КОГ бета2- и гамма-диапазонов в группе ВГ, напротив, были ниже, чем в группе НГ. Исключение составили значения КОГ между лобными и те-менно-затылочными областями ко­ры в бета2- и гамма-диапазонах, ко­торые были выше у высокогипна-бельных лиц. В целом полученные результаты позволяют предполо­жить, что высокогипнабельным ли­цам более свойственно образное мышление, а низкогипнабельным — вербально-логическое.



Литература

Болдырева Г. Н. Электрическая актив­ность мозга человека при поражении ди-энцефальных и лимбических структур. М.: Наука; МАИК «Наука/Интерперио­дика», 2000.

Свидерская Н. Е. Синхронная элек­трическая активность мозга и психичес­кие процессы. М.: Наука, 1987.

Bendat J. S., Piersol A. G. Random data — analysis and measurement procedures. N. Y.: Wiley, 1986.

Braff D. L., Freedman R. Endopheno-types in studies of the genetics of schizo­phrenia // K. L. Davis, D. S. Charney, J. T. Coy-le, C. Nemeroff (eds.). Neuropsychophar-macology: The fifth generation of progress. Philadelphia: Lippincott Williams & Wil-kins, 2002. P. 703–716.

Crawford H. J. Cognitive and physiolo­gical flexibility: Multiple pathways to hyp­notic responsiveness // V. Gheorghiu, P. Netter., H. Eysenck, R. Rosenthal (eds.). Suggestion and Suggestibility: Theory and research. N. Y.: Plenum Press; 1989. P. 155–168.

Crawford H. J., Brown A. M., Moon C. E. Sustained attentional and disattentional abilities: Differences between low and highly hypnotizable persons // J. Abnorm. Psychol. 1993. 102. 534–543.

Crawford H. J., Clarke S. W., Kitner-Triolo M. Self-generated happy and sad emotions in low and highly hypnotizable persons during waking and hypnosis: laterality and re­gional EEG activity differences // Int. J. Psychophysiol. 1996. 24. 239–266.

Crawford H. J., Kapelis L., Harrison D. W. Visual field asymmetry in facial affect per­ception: Moderating effects of hypnosis, hypnotic susceptibility level, absorption, and sustained attentional abilities // Int. J. Neurosci. 1995. 82. 11–23.

Crowson J. Jr., Conroy A. M., Chester T. D. Hypnotizability as related to visually in­duced affective reactivity // Int. J. Clin. Exp. Hypn. 1991. 39. 140–144.

De Pascalis V. EEG spectral analysis during hypnotic induction, hypnotic dream and age regression // Int. J. Psychophysiol. 1993. 15. 153–166.

De Pascalis V. Psychophysiological cor­relates of hypnosis and hypnotic suscepti­bility // Int. J. Clin. Exp. Hypn. 1999. 47. 117–143.

De Pascalis V., Marucci F. S., Penna P. M. 40-Hz EEG asymmetry during recall of emo­tional events in waking and hypnosis: differ­ences between low and high hypnotizables // Int. J. Psychophysiol. 1989. 7. 85–96.

Graffin N. F., Ray W. J., Lundy R. EEG concomitants of hypnosis and hypnotic susceptibility // J. Abnorm. Psychol. 1995. 104. 123–131.

Gruzelier J. The state of hypnosis: evi­dence and applications // Q. J. Med. 1996. 89. 313–317.

Gruzelier J. New insights into the nature of hypnotizability // 2° Simposio da Funda-cao BIAL. Portugal, Porto, 2002. P. 275–293.

Kirenskaya A. V., Novototsky-Vlasov V. Y., Chistyakov A. N., Zvonikov V. M. The rela­tions between hypnotizability, internal ima­gery and efficiency of NLP techniques // Int. J. Clin. Exp. Hypn., in press.

Klimesch W. EEG alpha and theta oscil­lations reflect cognitive and memory per-formanse: a review and analysis // Brain Research Review. 1999. 29. 169–195.

Kumar V. K., Pekala R. J., Cummings J. Trait factors, state effects, and hypnotiza-bility // Int. J. Clin. Exp. Hypn. 1996. 44. 232–249.

Lee K.-H., Williams L., Breakspear M., Gordon E. Synchronous Gamma activity: a review and contribution to an integrative neuroscience model of schizophrenia // Brain Research Reviews. 2003. 41. 57–78.

Lichtenberg P., Even-Or E., Bar G., Levin R., Brin A., Heresco-Levy U. Reduced pre-pulse inhibition is associated with in­creased hypnotizability // Int. J. Neuropsy-chopharmacol. 2007. 11. 541–545.

Piccione C., Hilgard E., Zimbardo P. On the degree of stability of measured hypno-tizability over a 25-year period // J. Pers. Soc. Psychol. 1989. 56. 289–295.

Ray W. I. EEG concomitants of hyp­notic susceptibility // Int. J. Clin. Exp. Hypn. 1997. 3. 301–313.

Rugg M. D., Dickens A. M. Dissociation of alpha and theta activity as a function of verbal and visuospatial tasks // EEG and Clin. Neurophysiol. 1982. 53. 201–207.

Sabourin M. E., Cutcomb D. E., Craw­ford H. J., Pribram K. EEG correlates of hyp­notic susceptibility and hypnotic trance: spectral analysis and coherence // Int. J. Psychophysiol. 1990. 10. 125–142.

Sauseng P., Klimesch W. What does phase information of oscillatory brain ac­tivity tell us about cognitive processes? // Neurosci. Biobehav. Rev. 2008. 32. 1001–1013.

Schacter D. L. EEG theta waves and psy­chological phenomena: a review and analy­sis // Biol. Psychol. 1977. 5. 47–82.

Schnyer D. M., Allen J. J. Attention-re­lated electroencephalographic and event-related potential predictors of responsive­ness to suggested posthypnotic amnesia // Int. J. Psychophysiol. 1995. 43. 295–315.

Spiegel H. The neural trance: a new look at hypnosis // Int. J. Clin. Exp. Hypn. 2007. 55. 387–410.

Va n der Stelt O., Belger A. Application of electroencephalography to the study of cog­nitive and brain functions in schizophrenia // Schizophr. Bull. 2007. 33. 4. 955–970.

Weiss S., Mueller H. M. The contribution of EEG coherence to the investigation of language // Brain Lang. 2003. 85. 325–343.

Williams J. D., Gruzelier J. H. Differenti­ation of hypnosis and relaxation by analysis of narrow band theta and alpha frequencies // Int. J. Clin. Exp. Hypn. 2001. 49. 185–206.