Книги по психологии

ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ Г. А. ГОЛИЦЫНА
Периодика - Психология. Журнал Высшей школы экономики

Фрагменты книги «Информация и творчество: На пути к интегральной культуре» (М.: Русский мир, 1997)


«Творить» — значит прежде всего создавать новое. На языке вероятно­стей <…> «новое» означает «низкове­роятное» (в то время как «старое» = «высоковероятное»). Следовательно, новое — это комбинация признаков непривычная, лежащая за пределами множества привычных, высоковеро­ятных представлений. Следователь­но, для творчества прежде всего необходима фантазия, способность создавать новые комбинации.

Однако «новое» еще не обязатель­но является «информативным», т. е. способным вызывать положитель­ные эмоции и само по себе служить стимулом для создания таких комби­наций, для творчества. Часто отдель­ные признаки, составляющие комби­нацию, сами по себе являются стары­ми, высоковероятными. В этом случае <…> возникает порог, новая комбинация <…> вызывает отрица­тельные эмоции. Чтобы преодолеть порог, стать информативной и эмо­ционально привлекательной, новая комбинация должна сначала прину­дительно фиксироваться и поддер­живаться в течение какого-то времени, пока ее вероятность не возрастет и не станет надпороговой. Следова­тельно, необходим какой-то принуж­дающий фактор. <…> В творчестве мы должны различать два типа побу­дительных мотивов и два типа про­цессов:

1) свободное творчество, направ­ляемое только чувством эстетическо­го удовольствия. В наиболее чистом виде оно воплощается в грезах, где представления возникают и сменяют друг друга по законам свободных ас­социаций;

2) утилитарное творчество, под­чиненное некоторому внешнему принуждающему фактору.

Первая форма творчества харак­терна для искусства, вторая более ти­пична для науки и техники, хотя, ко­нечно, в чистом виде эти два крайние случая встречаются редко. Обычно в творчестве сочетаются и эстетиче­ские, и утилитарные мотивы. Напри­мер, важный момент человеческого творчества, отличающий его от «творчества» природы,— воплоще­ние результатов в искусственных внешних объектах, допускающих целенаправленное изменение,— в орудиях и знаках. Уже одна эта необходимость воплощения застав­ляет считаться с внешними фактора­ми, законами и правилами, которым подчиняется функционирование орудий и знаков. Таким образом, че­ловеческое творчество протекает в рамках определенных схем и правил, задаваемых культурой. Но творчест­во же и раздвигает эти рамки, расши­ряет множество привычных, высоко­вероятных представлений за счет включения в них новых, низковеро­ятных. <…>

В процессе обучения внешним принуждающим фактором может быть, например, учитель. Но настоя­щее творчество начинается там, где функцию преодоления порога берет на себя новый, более высокий упра­вляющий уровень — человеческое сознание с его способностью к само­принуждению. <…>

«Новое» есть обычно новая ком­бинация каких-то старых элементов. Так, новая комбинация событий Xi И Yj Означает, что вероятность их соче­тания P (Xi, Yj) Мала, в то время как события сами по себе не обязательно являются новыми, т. е. их вероятно­сти P (Xi), P (Yj) Достаточно велики. Но это означает, что информатив­ность комбинации (xi, Yj), как прави­ло, отрицательна:

P( xi, yj )
I(xi, yj )
=Log <0

P( Xi ) P(Yj )

А значит, существует Порог, кото­рый эта комбинация должна преодо­леть, чтобы утвердиться.

Поскольку вероятности P (Xi), P (Yj) Можно представить в виде P (Xi) = P (Xi, Yj) + P (Xi, Y0), P (Yj) = P (Xi, Yj) + P (X0, Yj), то высокие значе­ния этих вероятностей означают так­же, что существуют какие-то «непра­вильные», «вредные» привычки, т. е. высокие вероятности сочетаний дан­ного стимула Xi С какой-то другой ре­акцией Y0 И какого-то другого стиму­ла X0 С данной реакцией Yj. Примера­ми могут служить всякого рода предрассудки, предрасположенно­сти, неверные или устаревшие пред­ставления, всякого рода ходячие «об­щеизвестные» истины, жесткие, за­костеневшие навыки, сделавшиеся непригодными в изменившихся условиях, и т. п. факторы, которые обычно и создают порог для нового. <…> Творчество выглядит как реше­ние Творческих задач, как преодо­ление порогов — как в собственном, так и в общественном сознании. Ведь среди задач есть и такие, решение ко­торых достигается известными регу­лярными методами, чисто автомати­чески, не требуя от нас «творческих мук» и преодоления каких-то барье­ров. Например, перемножить 57359 на 2873. Хотя решение и в этом слу­чае заранее неизвестно, однако, най­денное, оно не поражает нас ка­кой-либо особой новизной. Получа­ется одно из уже знакомых нам чисел. <…> Где же граница, отделяю­щая творческую задачу от «нетворче­ской»?

Прежде всего нам следует выяс­нить, что значит «решение задачи» в терминах теории информации.

Решение всякой задачи можно рас­сматривать как формирование некото­рого Представления, соответствую­щего заданным признакам (условиям задачи). Это может быть представле­ние о точном слове, которое ищет поэт, или о точном числе, которое ищет бухгалтер, о машине или про­цессе, о химической или математиче­ской формуле и т. п. Затем это пред­ставление часто воплощается в ре­альность, материализуется, но это не обязательно,— задача решена, когда решение сформировалось в сознании субъекта в виде представления.

Формирование представления — процесс, родственный Распознава­нию образов; последнее достаточно хорошо изучено применительно и к человеку, и к техническим системам. Но это процесс в некоторых отноше­ниях более общий, чем распознава­ние: распознавать можно только уже знакомое, формировать можно и не­знакомое, неизвестное.

Представление можно описать как набор переменных (признаков) с за­данными значениями. Конкретное представление, у которого все при­знаки заданы, изображается Точкой В пространстве признаков. Посколь­ку мы имеем дело с дискретными пе­ременными, то этой точке соответ­ствует одна ячейка вероятностной матрицы. Абстрактное представле­ние, у которого не все признаки опре­делены, изображается Множеством точек (областью) в пространстве признаков (множеством ячеек ин­формационной матрицы). Конкрети­зация представления, добавление к нему новых значений признаков вы­глядит как сужение этого множества, стягивание его к точке.

Представления могут формиро­ваться не только в ходе восприятия, но и в процессе рассуждения, логиче­ского вывода, решения задачи, твор­чества. Всякое познание — это в ко­нечном итоге формирование пред­ставлений.

Несколько слов о самом термине «представление». Мы будет пони­мать его не в узко психологическом смысле («след прошлого восприя­тия»), а в более широком, близком к тому общежитейскому смыслу, кото­рый мы вкладываем в слова «иметь представление о чем-то», «составить себе представление» и т. п. Близкими по смыслу являются термины «об­раз» и «понятие», но мы их будет ис­пользовать для обозначения частных и во многом противоположных слу­чаев представления: образ — кон­кретное представление, понятие — абстрактное представление. <…>

Обычно новое представление воз­никает на фоне некоторого уже су­ществующего, «исходного» представ­ления. Последнее может быть на­столько общим и неопределенным, что не будет осознаваться субъектом. Но тем не менее этот фон всегда су­ществует и оказывает огромное влияние на поиск нового представле­ния. Процесс поиска существенно за­висит от того, в каком отношении на­ходится новое представление к ста­рому. Иногда этот процесс выглядит как Конкретизация Общего исходно­го представления, дополнение и обо­гащение его новыми деталями и признаками; иногда же — как Прео­доление Старого представления.

Все множество возможных пред­ставлений субъекта можно разбить на две части (два подмножества): множество Знакомых, привычных представлений и его Дополнение — множество незнакомых. Первые уже встречались в прошлом опыте субъекта. И их субъективные вероят­ности отличны от нуля. Вторые име­ют вероятность, равную или близкую к нулю. В результате решения задачи исходное множество знакомых пред­ставлений субъекта может расши­риться, пополниться новым предста­влением — решением,— которое ра­нее не было известно субъекту.

Предположим теперь, что усло­вия задачи X Заданы. При этом воз­можны две исходные ситуации:

1. Искомое представление (реше­ние) Y* Принадлежит к исходному множеству знакомых представлений (рис. 1а).

2. Искомое представление не при­надлежит к исходному множеству (принадлежит к его дополнению, рис. 1б).

Рассмотрим, как протекает реше­ние задачи в этих двух случаях.

В первом случае решение задачи сводится к конкретизации исходного абстрактного представления, суже­нию исходного множества предста­влений до некоторой точки, которая и является решением (конкретным представлением). На языке логики конкретизация описывается как конъюнкция заданных признаков (условий задачи), пересечение соответствующих решающих множеств. Добавление нового признака, если он является информативным, отсекает от исходного множества представле­ния, не содержащие заданного значе­ния признака, и сужает остающуюся часть множества, в которой и содер­жится решение. Таким образом, по­следовательность множеств посте­пенно стягивается к решению.

Во втором случае исходное мно­жество не содержит решения. В этом случае никакая конкретизация ис­ходного представления за счет до­бавления заданных признаков (усло­вий задачи), никакое сужение исход­ного множества, естественно, не может привести к решению, а приво­дит к пустому множеству, не содер­жащему знакомых представлений. Для отыскания решения нужен эк­страординарный шаг — выход за пре­делы исходного множества, в область незнакомых (новых, низковероят­ных) представлений.

Вот этот второй случай и есть творческая задача. Мы можем теперь определить ее следующим образом:


Рис. 1

Шением задачи (искомым представлением) Y* И вом представлений Y0

Рис. 1

Два возможных соотношения между решением задачи (искомым представлением) Y* И исходным множеством представлений Y0


ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ Г. А. ГОЛИЦЫНА


ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ Г. А. ГОЛИЦЫНА


ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ Г. А. ГОЛИЦЫНА


Y*)


Y*)




А Решение принадлежит исходному множеству. Задача может быть решена известными стан­дартными методами.

Б

Решение лежит вне исходного множества.

Творческая задача, которая не может быть

Решена стандартными методами и требует

Применения специальной технологии

Творчества.



Задача является творческой Для дан­ного субъекта, если ее решение яв­ляется (для субъекта) новым (непри­вычным, незнакомым, маловероят­ным) представлением, т. е. лежит за пределами множества исходных (знакомых, привычных, высоковеро­ятных) представлений.

Поскольку различные субъекты имеют разный опыт и различные ис­ходные представления, то это опре­деление, очевидно, является относи­тельным: задача может выглядеть творческой для одного субъекта и ба­нальной для другого. Задача может быть творческой до ее решения и ста­новится банальной после ее реше­ния, поскольку множество предста­влений субъекта в результате реше­ния расширяется. Задача может быть творческой в некотором абсолютном, общечеловеческом смысле, если ее решение является новым для челове­ческой культуры, лежит за предела­ми круга знакомых человечеству представлений.

Полезно также дать определение творческой задачи на идеализиро­ванном языке логики и теории мно­жеств <…>. Задача является творче­ской, если условия задачи (заданные признаки решения) выглядят проти­воречивыми, а соответствующие им множества истинности не пересека­ются. Решение задачи описывается в этих терминах как Разрешение про­тиворечия. Заметим, что противоре­чие, непересечение множеств суще­ствует лишь в пределах данного ис­ходного (знакомого) множества представлений, т. е. является относи­тельным. Множества истинности, не пересекающиеся в пределах данного исходного множества, вполне могут пересекаться за его пределами.

В этом случае противоречие, как и положено, разрешается, если мы вы­ходим за пределы исходного знако­мого множества.

Наиболее общее определение творческой задачи: это задача, реше­ние которой требует не только созда­ния нового, но и преодоления старо­го — «вредных привычек», предрас­судков, сложившихся представле­ний, создающих порог для нового. Именно преодоление порога и соста­вляет необходимый атрибут «настоя­щей» творческой задачи. В психоло­гии оно описывается как «инсайт», «озарение», «творческий прорыв». <…>

Рассмотрим несколько <…> при­меров творческих задач.

1. Известная задача «Четыре точ­ки» Я. А.Пономарева (Пономарев, 1976): «соединить четыре точки Тре­Мя Прямолинейными отрезками, об­разующими Замкнутую Фигуру» (рис. 2). Условия задачи, т. е. задан­ные признаки решения (компоненты «стимула») Xk, могут быть формаль­но описаны следующим образом:

X11 Три Отрезка; X21 Замкну­Тая Фигура.

Противоположные (дополнитель­ные) им значения признаков:

X10 Не три Отрезка; X20 Не Замкнутая Фигура.

Каждый заданный признак опре­деляет соответствующее множество представлений (рис. 2). Но, как пра­вило, пересечение этих множеств пус­то, не содержит какой-либо фигуры, удовлетворяющей сразу обоим этим условиям — (X11, X21).

Иначе говоря, признаки решения выглядят противоречивыми, несов­местимыми друг с другом: либо фи­гура, состоящая из трех отрезков, не

Ис. 2

Задача Я. А. Пономарева «4 точки»


ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ Г. А. ГОЛИЦЫНА


Требуется соединить четыре точки тремя прямолинейными отрезками, образующими замкнутую фигуру. Условия «тремя отрезка­ми» и «замкнутую фигуру» кажутся противо­речивыми, соответствующие им множества не пересекаются (задача не имеет решения), пока субъект ограничивается только корот­кими отрезками, равными расстоянию между точками. Стоит отбросить это ограничение, выйти за пределы исходного множества (ко­ротких отрезков), как противоречие разреша­ется, решение находится.


Будет замкнутой; либо она будет зам­кнутой, но должна содержать не три отрезка. Причина противоречия ле­жит в том, что исходное множество представлений испытуемого Y0 Огра­ничено и не содержит решения.

Ограниченность возникает в дан­ном случае из-за свойственного ис­пытуемому странного предрассудка, что он может использовать в каче­стве реакции только Короткие Отрез­ки Y0, равные расстоянию между точ­ками. (Тогда как на самом деле мож­но использовать отрезки и Большей Длины Y1 – никаких ограничений в задаче на этот счет нет!). Я. А. Поно­марев замечает: «Испытуемые как бы замыкаются в участке площади, ограниченной четырьмя точками, в то время как необходимо выйти из этого участка». Эта ограниченность круга исходных представлений и ве­дет к потере решения. Противоречие разрешается немедленно, как только испытуемый осознает свой предрас­судок, выходит за пределы круга ис­ходных представлений и начинает использовать отрезки большей дли­ны (рис. 2).

2. Второй пример мы возьмем из области математики. Рассмотрим уравнение Y2 = x. Пусть значение X («стимул») задано и равно двум. Возможность отыскать решение («реакцию») y зависит от того, како­во наше исходное представление о множестве возможных решений. Если оно ограничено множеством Це­Лых Чисел, то уравнение — для нас — не имеет решения. Необходимо рас­ширение этого множества до области всех действительных чисел (включая иррациональные). Только эта область «захватывает» решение и позволяет отыскать его. Но уже слегка видоиз­мененное уравнение Y2 = X Не имеет решения и в этой области, и необхо­димо дальнейшее расширение ее до множества Комплексных Чисел. Вся история математики есть история ре­шения творческих задач. И вся исто­рия математики есть одновременно история последовательного расши­рения наших представлений о мате­матических объектах — числах, функциях, операциях и т. п.— спо­собных служить решениями этих за­дач, история преодоления предрас­судков и предвзятых представлений о свойствах этих объектов. Эти пред­взятые представления, сложившиеся на основе ограниченного опыта, не раз загоняли математическую мысль в бесплодные тупики. Таковы были попытки трисекции угла с помощью циркуля и линейки, попытки решить уравнения пятой степени в радика­лах или отыскать решения некото­рых вариационных задач среди не­прерывных функций. Во всех этих случаях решение было найдено пу­тем отказа от предвзятых предста­влений, выходом за пределы исход­ного множества возможных реше­ний. Д. Гильберт, касаясь решения вариационных задач, склонен был рассматривать такую практику как некий общий принцип: «…не допус­кает ли решение каждая регулярная вариационная задача… если в случае необходимости самому понятию ре­шения придать расширенное толко­вание?»

3. К концу XIX века в физике на основе большого количества фактов сформировалось два противореча­щих друг другу представления:

X1 — все инерциальные системы отсчета эквивалентны.

X2 — скорость света во всех инер-циальных системах отсчета одинакова.

А. Эйнштейн показал, что проти­воречие можно разрешить, если отбросить привычное представление об Абсолютном времени (Y0), теку­щем одинаково во всех системах от­счета, и рассматривать время как От­Носительную Величину (Y1).

4. Еще один пример — формиро­вание образа у артиста. Необходи­мые признаки решения («стимул») задаются в этом случае текстом роли, указаниями автора и режиссера и т. п. Задача артиста — найти целостный образ («реакция»), отвечающий всем этим признакам. Здесь также могут быть случаи, когда круг исходных представлений артиста, отражающий его характер и прошлый опыт, охва­тывает искомое решение; и случаи, когда решение лежит вне этого круга. Вот несколько примеров (Крымова, 1971).

О. Пыжова: «Я сыграла Мирандо-лину в ”Трактирщице” с первой репе­тиции. Станиславский находил, что эта роль прямо сидит, бурлит во мне, что надо только перевести ее на язык сцены…» Добавим: «перевести на язык сцены» — значит просто кон­кретизировать то, что в общем виде дано артисту изначально.

И вот другой пример.

А. Орочко: «Рождение образа про­исходит постепенно. Долгое время я еще репетирую от себя; и от того, что я ощущаю себя самой собой, я пута­юсь, это мне мешает, мне очень тяже­ло бывает репетировать. Постепенно я начинаю наживать какие-то черты образа, начинаю внутренне ощущать его, жить его чувствами — и в извест­ный момент, когда я уже точно ощу­щаю разницу между героиней и мною,— мне внезапно делается легко репетировать и всякая путаница кон­чается». Причина этой постоянной трудности раскрывается в другом признании артистки: «Я играю зло­деек, а в жизни я мягкий человек».

Как видим, здесь решение задачи — образ — лежит в стороне от круга ис­ходных представлений артиста, вна­чале он невидим («репетирую от се­бя»), и только постепенная конкре­тизация, накопление признаков («наживаю черты образа»!) приво­дит к тому, что образ преодолевает порог и вступает в сознание артиста.

Еланская обобщает обе ситуации: «Чем больше в себе самой я нахожу черт, сходных с чертами образа, тем глубже я его чувствую. Наоборот, образ, противоположный мне, дается трудно, работа над ним протекает тя­жело».

5. Каждый художник, писатель, музыкант должен постоянно решать следующую творческую задачу: соз­дать представление настолько яркое, конкретное и эффективное, чтобы оно могло преодолеть порог, создавае­мый в сознании зрителя (читателя, слушателя) другими представления­ми. Эти представления порождаются как внешними, посторонними воздей­ствиями, так и стимулами, входящи­ми в само произведение искусства.


Из рукописей 1995–1997 гг.


О творчестве как проявлении Концентрации (усилий)

Талант

Творчество — это и есть умение понять, где в материале <…> слабое место, и сосредоточить превосходя­щие силы в нужном месте. <…> Пре­одоление порога.

В этом — интуитивный прорыв. Но он должен быть подготовлен при­нуждением, принудительной кон­центрацией сил (внимания) в нуж­ной точке.

Концентрация Нужна для преодо­ления Порога. Это — необходимый момент (и прием) творчества.

Порог Создается Связями. Или это духовные связи (привычки) — в ду­ховном творчестве, или физические связи между стимулами — в процессе обработки материала. Разрушение старого — это разрушение связей, это необходимый момент творчества. [август 1995]

Образ

Но в разных условиях нужны раз­ные орудия: острие ножа — чтобы про­бить толстую шкуру мамонта. Или хлопушка для мух, где важнее охва­тить более <…> широкую площадь, чтоб вернее захватить <…> цель. Так и среди «мыслительных орудий» нужен бывает и образ, и понятие. В первом важнее содержание представления, во втором — его объем. Но они находятся в отношении дополнительности, од­новременно получить и высокое со­держание (концентрацию), и большой объем невозможно. Приходится жер­твовать тем или другим. Поэтому только содержание обоих орудий… Левое и правое полушария…


Придание формы материалу — передача информации

Если мы сгибаем кусок проволоки в крючок, то мы уже передали ей ка­кое-то количество информации, вооб­ще — делаем ее состояние менее вероят­ным. Но в то же время и какое-то коли­чество ценной информации: отныне крючок — это реакция на определенный стимул, на петлю, в которую можно вставить его загнутый конец. Связь между ними настолько жесткая, что, ви­дя выход — крючок, мы представляем себе (в общих чертах, конечно) и вход, стимул — петлю и что-то подобное.

Всякий раз, когда мы искусствен­но изменяем естественное (= наибо­лее вероятное в данных природных, естественных условиях) состояние вещи, приводя ее в менее вероятное состояние, мы передаем ей информа­цию. Но эта информация становится еще и ценной, если она соответствует определенной цели.

Придаем ей Форму! При этом име­ется в виду форма более или менее Ис­Кусственная, т. е. маловероятная для Естественных Объектов. [13 августа 1995]

Творчество = повышение эффек­тивности, усиление. Палка, топор, нож, каток…

Интуитивный скачок, его роль. Его связь с уровнем R В обществе.

Итак, Творчество = источник прибыли.

Производство ценности = творчество

Ценность — это новое (информа­тивное!). Новое возникает как ком­бинация старых, известных элементов: ресурсов, труда, информации <…> Производство — это соединение этих элементов в одной комбинации. Такое соединение и совершает пред­приниматель. Он творец, если ему приходится преодолевать старые предрассудки. [26 августа 1995]

О социальных аспектах творчества

Неустойчивость и рост (концентра­Ция и повышение эффективности)

Обратная связь между ростом H И скоростью DR/Dt Остается неясной. Нужна какая-то простая модель, пока­зывающая, что эта связь — необходи­мость. Поискать ее в физике? Плавле­ние масла на сковороде: чем больше плавится, тем шире растекается, тем больше площадь контакта с нагретой поверхностью и поток энергии DR/Dt.

Увеличение теплоемкости с уве­личением числа степеней свободы – вот отправная точка! Ищи аналоги в социологии и экономике! — Разви­тие внутреннего рынка!

Увеличение «ресурсоемкости» (= потребностей?) с ростом свобо­ды? А ресурс есть «резервуар» с бес­конечным количеством энергии (природа? производство?). С ростом богатства (дохода) R Растут и по­требности (потребление) — см. Кей-нса. А это стимулирует изобрета­тельность, творчество. Востребуются те изобретения, которые раньше рождались, но были невостребован­ными. А уж отсюда творчество — это другая книга. [28 июня 1995]

Модель производства ценности

Нужна какая-то простейшая мо­дель, которая показывала бы, как Материя (R), соединяясь с Формой (информацией I), превращается в то­вар, имеющий более высокую цен­ность, который можно продать, т. е. переместить во времени и в простран­стве. Или иначе: информация сама по себе не может быть продана, ей нужен материальный носитель. Только во­площенная в таком носителе, инфор­мация становится товаром. Приобре­тает (или увеличивает) ценность.

Конечно, мы не будем брать в ка­честве примера работу скульптора или книгопечатание. Возьмем про­стейший случай: наиболее вероятная форма камня — круглая. Производи­тель придает ей менее вероятную — заостренную. Ценность этой формы определяется ее Редкостью, малой вероятностью. Следовательно, такая обработка повышает ценность.

Но редкость — необходимое усло­вие, но еще не достаточное [H(Y)]. Нужно еще, чтобы товар был целесо­образным, полезным, отвечал опре­деленному назначению. Эталону —

-x ! Соответствие эталону — Min

H(X/Y). Эталон — один из стимулов X, заданных переменных. Это — «обу­чение с учителем», принудительное. [13 августа 1995]

Концентрация сил — информация

Заостренный камень (а также, ко­нечно, нож, топор, пика, шило) – это и есть концентрация сил в нужном ме­сте. Точнее, условие концентрации.

Удар заостренным орудием ока­зывает более эффективное воздей­ствие на обрабатываемый предмет, Сильнее Изменяет его, сильнее откло­няет его от исходного наиболее веро­ятного состояния, т. е. вносит в него больше информации! Это особенно наглядно выражается, когда мы заос­тренным орудием вырезаем на дере­ве или камне рисунок или надпись. Но и любая другая обработка, прида­ние предмету искусственной Формы Есть запись в него информации. Это и повышает его ценность <…> [13 августа 1995]

Откуда прибыль?

В цикле R-*I-*RДве части. Часть R-*-I (потребление) достаточно по­нятна. Здесь и параболический закон, и рост числа степеней свобо­ды, и распределение Больцмана.

Наиболее загадочной и таин­ственной представляется вторая часть (производство). Как информа­ция производит новый ресурс? Здесь и деятельность воина, полководца по завоеванию новых земель, и свойства рабочей силы, и работа биржевика, и деятельность предпринимателя, изобретателя. (Полководец по отно­шению к воинам играет ту же роль, что предприниматель по отношению к рабочим. Последние — только ис­полнители и усилители его воли.) Короче говоря, это процесс не авто­матический, а Творческий. <>

Итак, речь идет о творчестве. Этой проблеме мы посвятили свою первую книгу. И здесь коснемся его только кратко.

Какую роль играют в этом цикле рефлексия и дефицит? Дефицит, по­требность в ресурсе направляют на него внимание производителей.

Зеленые — производители и за­щитники дефицитных ресурсов се­годня? <…>

Информация — показывает, где и когда нужно сконцентрировать ресур­сы для получения эффекта: R> R.

I-*RЭто управление, обеспечи­вающее «прибавочную стоимость» (прибавочную эффективность) дей­ствий. «Знать, куда ударить» (А. Н. Крылов). [август 1995]

Революция как творчество

Рассматривая творческое мета-стабильное состояние «пред-реше­ния» и подсказку, мы помещаем творчество в общий ряд революци­онных процессов. [28 марта 1997]

Модернизм = революция в искусстве

Традиционная связь: доброе — красиво, злое — некрасиво.

Эта связь добра и красоты разор­вана.

Модернизм: Доброе — некрасиво, злое — красиво.

Это — следствие роста уровня жизни и презумпции позитивности. [6 февраля 1997]



Литература

Крымова Н. Имена. Рассказы о людях театра. М.: Искусство, 1971.