Книги по психологии

ИССЛЕДОВАНИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ У СПЕЦИАЛИСТОВ ПОМОГАЮЩИХ ПРОФЕССИЙ В СФЕРЕ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ
Периодика - Вестник психотерапии

Я. О. Федоров, Н. В. Семенова

Городской психоневрологический диспансер № 7, Санкт-Петербург;

Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический

Институт им В. М. Бехтерева

Введение

Актуальность проблемы толерантности в профессиональной среде обусловлена в первую очередь проблемой толерантности в самом общест-ве. В России, как и во всем мире, происходит все большее расслоение об-щества по социальным, религиозным, экономическим и иным признакам, обостряются межэтнические отношения. Локальные войны, терроризм, на-циональная и религиозная нетерпимость на межгосударственном уровне тесно связаны с возрастанием конкуренции, нетерпимости и насилия на уровне взаимодействия отдельных индивидов. Предметом особого внима-ния в психологии и смежных с ней гуманитарных науках является пробле-ма развития толерантной позиции личности, что отражает реакцию обще-ственного сознания на процесс нарастания агрессивности на всех уровнях человеческого бытия. В современном мире возникает практическая необ-ходимость воспитания членов общества в духе терпимости и миролюбия, чему способствует популяризация толерантности как жизненной страте-гии, дающей возможность успешного построения взаимоотношений и со-хранения внутреннего равновесия, гармонии и целостности собственного внутреннего мира.

Имеющееся многообразие работ по толерантности касается главным образом теоретических разработок в сфере философии и национальной по-литики, где толерантность рассматривается как социальное явление, опре-деляющее межгосударственные, межгрупповые взаимоотношения [9]; дос-таточно широко представлены психолого-педагогические исследования по формированию толерантности в процессе образования и воспитания [10].

В последние десятилетия активно изучается психологическая приро-да данного явления, рассматривается личностная обусловленность разви-тия толерантного общественного сознания. Толерантность изучается в процессе педагогического взаимодействия, взаимоотношений в малых группах, как основа межкультурной коммуникации, в контексте отноше-ния общества к психически больным. При этом имеются лишь единичные работы по исследованию толерантности в профессиональной среде помо-гающих профессий [5].

Наиболее полным определением толерантности, на наш взгляд, явля-ется определение, данное Л. А. Беляевой [1]: толерантность – важнейший мировоззренческий принцип нравственной направленности, необходимый для гармонизации отношений в социокультурном пространстве «я и дру-гой», «свой и чужой».

Гипотеза исследования – заключается в том, что в профессиональной психиатрической и психотерапевтической среде высокий уровень образо-вания в широком понимании этого слова связан с более высокой толерант-ностью.

Цель исследования – изучение этнических, социальных и других ас-пектов толерантности у специалистов, работающих в сфере психиатрии и психотерапии, а также поиск взаимосвязи толерантности и различных ас-пектов образования.

Материалы и методы

Обследовали 85 специалистов из Санкт-Петербурга и Екатеринбурга, которых раздели на 3 группы, исходя из характера профессии:

1-я – 31 психиатр;

2-я – 28 психотерапевтов в широком понимании этого слова (боль-шинство их составляли частнопрактикующие психоаналитики, проводя-щие психологическую коррекцию психологи и собственно психотерапевты психиатрической службы);

3-я – 16 психиатров-психотерапевтов (психиатры, активно функцио-нирующие в качестве психотерапевтов).

Исследование проводили путем анонимного анкетирования в период мая–июня 2011 г. Социально-демографические данные специалистов включали такие характеристики, как пол, возраст, длительность получения высшего образования, семейное положение, а также различные аспекты профессионального образования – личная терапия (тренинговая психоте-рапия или дидактический анализ, когда будущий психотерапевт сам вы-ступает в роли клиента), профессиональные тренинги (супервизии, интер-визии, клинические разборы, балинтовские группы) и постдипломное об-разование (курсы повышения квалификации, обучающие семинары).

В экспериментально-психологической части использовали методики: экспресс-опросник «Индекс толерантности» [6] и краткий опросник каче-ства жизни ВОЗКЖ-26 (WHOQOL-BREF) [4]. Стимульный материал экс-пресс-опросника «Индекс толерантности» составляют утверждения, отра-жающие отношение к окружающему миру, другим людям, социальные ус-тановки в различных сферах взаимодействия. В методику включены ут-верждения, выявляющие отношение к некоторым социальным группам и коммуникативные установки. Три субшкалы данного опросника направле-ны на диагностику этнической, социальной толерантности и толерантности как черты личности. Субшкала этнической толерантности выявляет отно-шение человека к представителям других этнических групп и установки в сфере межкультурного взаимодействия. Субшкала социальной толерант-ности позволяет исследовать толерантные и интолерантные проявления в отношении различных социальных групп (меньшинств, преступников, психически больных людей), а также изучать установки личности по от-ношению к некоторым социальным процессам. Субшкала толерантности как черты личности включает пункты, диагностирующие личностные чер-ты, установки и убеждения, которые в значительной степени определяют отношение человека к окружающему миру.

Стимульный материал опросника ВОЗКЖ-26 представлен утвержде-ниями, отражающими субъективное восприятие качества жизни. Каждый из вопросов представляет собой значение одной из сфер: физической, пси-хологической, социальной и сферы окружающей среды. Общая итоговая оценка вычисляется путем вычисления среднего от суммы всех сфер каче-ства жизни.

Статистическую обработку полученных данных проводили с помо-щью стандартных математико-статистических процедур с использованием программного пакета SPSS. Для количественных данных использовали дисперсионный анализ с пост-хок тестами по методу Бонферрони, для ка-чественных признаков были построены таблицы сопряженности и приме-нен точный критерий Фишера. Связь типов толерантности с остальными показателями анализировались в зависимости от типа показателя: для ко-личественных применялся коэффициент корреляции по Пирсону, для би-нарных признаков рассчитывались статистические характеристики соот-ветствующих групп и проведены сравнения по дисперсионному анализу. Использовался общепринятый уровень значимости 5 %.

Результаты и их обсуждение

Общая характеристика социально-демографических показателей в группах представлена в табл. 1. Процентное количество показателя рас­считано для каждой группы. Как видно из табл. 1, данные 1-й и 3-й групп различаются незначительно. Во 2-й группе преобладали женщины, врачи здесь были старше и имели меньший стаж работы. Более старший возраст и большее число специалистов со вторым высшим образованием (около 70 %) во 2-й группе понятно в силу того, что для значительной части этой груп­пы (психоаналитики) психотерапия - уже вторая профессия. Регулярно за­нимаются спортом (1 раз в неделю и чаще) 52 % врачей 1-й группы, 68 % -2-й и 75 % - 3-й группы.

Таблица 1 Социально-демографические показатели в исследуемых группах

Показатель

Группа

1-я

2-я

3-я

Мужчины, %

58

21

50

Возраст, лет (M ± σ)

37 ± 10

43 ± 9

38 ± 7

Время, затраченное на высшее образование, лет (M ± σ)

8 ± 1

8 ± 2

9 ± 3

Наличие второго высшего образования, %

6

68

25

Время работы по специальности, лет (M ± σ)

12 ± 9

9 ± 6

12 ± 5

Исповедуют монотеизм, %

42

32

31

Состоят в браке, %

61

68

81

Занятие спортом, %

52

68

75

Для психотерапевта практически любой направленности важнейшим фактором профессионального образования является собственная личная терапия, когда будущий специалист выступает в роли клиента. Это позво­ляет специалисту прийти в профессию с определенным представлением о том, «как работает» тот вид психотерапии, которую он выбрал, и, что даже более важно, понять и проработать собственные проблемы. К сожалению, система профессионального образования психиатров не предусматривает подобного тренинга, хотя, как показало исследование (см. данные ниже), значительная часть врачей заинтересована в подобном самоисследовании.

На рис. 1 видно: более высокий уровень прохождения личной тера­пии наблюдается у врачей 2-й и 3-й групп, что и понятно, учитывая саму систему психологического образования и значительную долю психоанали­тиков в этой группе. Так, 95 % психотерапевтов проходили личную терапию, причем у 75 % она длилась более 3 лет, а 66 % проходят ее сейчас. Схожая картина наблюдается у врачей 3-й группы. Несмотря на иную сис-тему образования, 45 % врачей-психиатров 1-й группы имели личную те-рапию, у 10 % она имела длительный характер (более 3 лет), а 16 % прохо-дят ее в настоящее время. Однако следует признать, что эти данные скорее отражают положение дел с личной терапией психиатров в психиатриче-ских учреждениях, где психотерапевтическая помощь хорошо развита как по объему, так и по профессиональному уровню практикующих специали-стов, поскольку настоящее анкетирование врачей проводилось в учрежде-ниях с развитой психотерапевтической составляющей.

ИССЛЕДОВАНИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ У СПЕЦИАЛИСТОВ ПОМОГАЮЩИХ ПРОФЕССИЙ В СФЕРЕ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ

Рис. 1. Групповая структура личной терапии.

На рис. 2 представлены особенности профессионального образова-ния в двух аспектах. Во-первых, в виде профессиональных тренингов – это супервизии, интервизии, балинтовские группы и клинические разборы. Во-вторых, в виде дополнительного постдипломного образования, главным образом курсов повышения квалификации и обучающих семинаров

ИССЛЕДОВАНИЕ ТОЛЕРАНТНОСТИ У СПЕЦИАЛИСТОВ ПОМОГАЮЩИХ ПРОФЕССИЙ В СФЕРЕ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ

Рис. 2. Структура профессионального образования.

Как видно на рис. 2, врачи 2-й и 3-й групп регулярно участвуют в профессиональных тренингах и регулярно получают дополнительное (по-стдипломное) образование. К сожалению, только 29 % психиатров (1-я группа) участвует в профессиональных тренингах и 13 % получают допол-нительное образование, выходящее за рамки обязательных курсов повы-шения квалификации, проводимых раз в 5 лет. Это не в полной мере учи-тывается при современной подготовке специалиста. Включение в систему профессиональной подготовки психиатров личной терапии (в интернатуре, ординатуре) послужило бы решению как минимум двух задач – профес-сиональной гигиены (профилактике профессионального выгорания) и рас-ширения представлений о возможностях современной психотерапии, в том числе при работе с душевнобольными. А это бы способствовало реальному развитию помощи душевнобольному в рамках на биопсихосоциальной мо-дели психических болезней, которая скорее декларируется, чем действи-тельно осуществляется в настоящее время.

Если говорить о форме работы, то это могла бы быть аналитически ориентированная группа в рамках современного американского психоана-лиза. В частности, опыт работы Нью-Йоркского института групповых ис-следований (The Center for Group Studies) показывает эффективность по-добного тренинга для различных профессиональных групп. Так, в 2008 г. институт был удостоен премии за выдающийся вклад в области образова-ния и подготовки кадров в области групповой терапии (Award for Outstanding Contributions in Education and Training in the Field of Group Psychotherapy). Учитывая, что более двух десятков специалистов Санкт-Петербурга прошли курс обучение у преподавателей этого института, во-прос с кадровым обеспечением такой формы профессионального роста может быть решен хотя бы в одном конкретном мегаполисе.

Следует отметить, что, по результатам социологических опросов, одной из самых актуальных проблем для врачей-психиатров является от-сутствие доступной системы непрерывного профессионального образова-ния и повышения квалификации. Относительно совершенствования орга-низации психиатрической помощи в России психиатры указывают на не-обходимость создания доступной и эффективной системы непрерывного профессионального образования и выражают желание и готовность про-фессионально совершенствоваться и использовать в работе новые меди-цинские и информационные технологии.

Еще одним доводом в пользу необходимости включения в програм-му подготовки психиатров освоения практических навыков психотерапев-тической работы и прохождения личной психотерапии служит высокий уровень эмоционального выгорания. Результаты исследований [7] указы-вают на высокий уровень неудовлетворенности врачей-психиатров про-фессиональными достижениями, а в общении с пациентами у них выраже-ны такие проявления деперсонализации, как безразличие, формальное вы-полнение профессиональных обязанностей, снижение способности к эмпа-тии. В то же время пациенты, наблюдающиеся в психиатрических учреж-дениях и выступающие в роли потребителей медицинских услуг, придают наибольшее значение именно эмпатийному отношению врача, его лично-стным характеристикам. Неслучайно, что при исследовании субъективной удовлетворенности лечением в психиатрическом стационаре наиболее вы-сокие оценки у пациентов получил показатель «Отношения врач – боль-ной» [8].

При сравнении показателей толерантности (табл. 2) в группах выяв-ляются различия: у психиатров-психотерапевтов 3-й группы уровень об-щей и этнической толерантности достоверно выше, чем у врачей 1-й, и не-достоверно выше, чем у 2-й группы. Социальная толерантность также не-достоверно выше в 3-й группе. Можно предположить, что наличие двух систем в подходе к пациенту – медицинской (биологически-ориентирован-ной) и психологической (гуманистической) – увеличивает возможность специалиста принять различные взгляды, идеи, мировоззренческие пози-ции и т. д. В целом специалисты показали уровень толерантности на гра-нице среднего и высокого (средний уровень – 61–99 баллов, высокий – бо-лее 100). Такие результаты показывают респонденты, для которых характерно сочетание как толерантных, так и интолерантных черт. В одних со­циальных ситуациях они ведут себя толерантно, в других могут проявлять интолерантность. При этом 3-я группа психиатров-психотерапевтов вплот­ную приближается к людям с выраженными чертами толерантной лично­сти, но без размывания «границ толерантности», которое может быть свя­зано с психологическим инфантилизмом, тенденциями к снисходительно­сти и безразличию. В таких случаях показатель общей толерантности пре­вышает 115 баллов.

Таблица 2 Показатели толерантности в исследуемых группах, балл (M ± σ)

Толерантность

Группа

1-я

2-я

3-я

Общая

89 ± 9*

93 ± 9

97 ± 8*

Этническая

28 ± 4*

29 ± 5

32 ± 4*

Социальная

31 ± 4

32 ± 4

34 ± 3

Как черта личности

30 ± 3

32 ± 3

32 ± 3

Здесь и в табл. 3: * - различия в группах при p < 0,05.

Результаты корреляционного анализа показали несколько достовер­ных взаимосвязей, имеющих, однако, слабый характер (табл. 3).

Таблица 3 Взаимосвязи субшкал «Индекса толерантности»

Толерантность

Время, затраченное

На получение высшего

Образования, лет

Возраст

Общая

0,313*

0,215*

Этническая

0,223*

0,130

Социальная

0,215*

0,197

Как черта личности

0,313*

0,182

Как видно из табл. 3, время, затраченное на получение высшего об­разования, положительно коррелирует со всеми сферами толерантности и ее общим значением. Общая толерантность также положительно коррели­рует с возрастом специалиста. Причина такой взаимосвязи требует даль­нейшего изучения, но можно высказать два предположения. Первое - пси­хическая дифференциация (по К. Ясперс), которая формируется как на основе профессионального образования, так и на основе простого жизненно­го опыта, стимулирует более терпимое отношению к жизни. Второе - лю­ди с более высокой толерантностью имеют больше ресурсов и возможно­стей более длительно учиться и дольше жить. Это может быть связано с тем, что высокая толерантность уменьшает напряженность внутрипсихи-ческих конфликтов и способствует лучшему взаимодействию с окру­жающими.

Известно, что одним из критериев, отражающих динамику менталь­ных, психологических и социальных составляющих психического здоро­вья, является показатель качества жизни. Всемирная организация здраво­охранения определяет качество жизни как «восприятие людьми своего положения в жизни в контексте культуральных и ценностных ориентаций и в соответствии с их собственными целями, ожиданиями, стандартами и заботами».

Речь идет о субъективных оценках, включающих самоощущение че­ловека, восприятие им своего состояния и положения в жизни в зависимо­сти от системы ценностей, целей и ожиданий. Качество жизни представля­ет собой интегративный показатель, не только отражающий удовлетворен­ность личности отдельными сторонами жизни - здоровьем, работой, фи­нансовым положением, семейными взаимоотношениями, но и по информа­тивности превышающий сумму составляющих его отдельных оценок [2–4].

Данные, полученные при заполнении респондентами краткого оп­росника качества жизни ВОЗКЖ-26 (WHOQOL-BREF), сведены в табл. 4. Как показывает табл. 4, оценки респондентов по всем сферам превышают средние значения показателей (3 балла), при этом наиболее высокие оцен­ки отмечаются в психической и социальной сферах, а наиболее низкие - в физической сфере и сфере окружающей среды.

Таблица 4 Показатели качества жизни, балл (M ± σ)

Сфера качества жизни

Группа

1-я

2-я

3-я

Физическая

3,2 ± 0,5

3,3 ± 0,4

3,4 ± 0,6

Психическая

3,7 ± 0,5

3,9 ± 0,4

3,7 ± 0,6

Социальная

3,7 ± 0,7

3,5 ± 0,6

3,7 ± 0,7

Окружающей среды

3,4 ± 0,5

3,4 ± 0,4

3,3 ± 0,5

Общий балл

3,5 ± 0,4

3,5 ± 0,3

3,5 ± 0,5

Статистически значимых различий между группами психиатров, психотерапевтов и психиатров-психотерапевтов в различных сферах каче-ства жизни выявлено не было, а общий балл во всех группах оказался оди-наковым, что вполне объяснимо, исходя из сходных социально-демографических и профессиональных характеристик всех респондентов.

По результатам дисперсионного анализа показателей внутри групп было установлено, что у психиатров 1-й группы показатели психической и социальной сферы были статистически значимо выше (p < 0,001), чем по-казатели физической сферы, а у психотерапевтов 2-й группы оценка пси-хической сферы была статистически значимо выше, чем физической сфе-ры, социальной сферы и окружающей среды (для всех p < 0,001). В 3-й группе психиатров-психотерапевтов показатели всех четырех сфер полу-чили сходные оценки, и статистически значимых различий здесь получено не было.

По результатам корреляционного анализа была выявлена отрица-тельная взаимосвязь (p < 0,05) между толерантностью как чертой личности и качеством жизни в сфере окружающей среды, имеющая, однако, слабый характер (коэффициент корреляции r = –0,25). То есть более высоко вос-принимаемое качество жизни специалиста в сфере его взаимодействия с окружающей средой (удовлетворенность материальным достатком, окру-жением, информацией и т. д.) связано с более негативным отношением к окружающему миру. И наоборот, чем хуже респондент оценивает качество своего окружения, тем выше толерантность как черта характера. Можно высказать предположение, что оценка своего социального окружения как недостаточно хорошего помогает человеку иметь бόльшую терпимость и соответственно бόльшую приспособляемость (возможность идти на ком-промиссы) к негативным условиям существования.

Взаимосвязь толерантности с другими показателями определялась путем сравнения двух групп исследуемых на основе определенного при-знака. Результаты дисперсионного анализа в отношении взаимосвязи уровня толерантности с различными аспектами образования приведены в табл. 5.

Таблица 5 Взаимосвязи показателей толерантности и уровня образования

Толерантность

Характеристика Количество Толерантность, образования врачей балл (M ± σ)

P <

Второе высшее образование

Как черта личности

Нет

53

30,9 ± 3,0

0,03

Есть

32

32,3 ± 2,6

Дополнительное образование

Как черта личности

Нет

27

30,5 ± 3,3

0,04

Есть

58

31,7 ± 2,7

Участие в профессиональных тренингах

Общая

Нет

27

89,6 ± 9,0

0,04

Да

58

94,0 ± 9,0

Социальная

Нет

27

30,4 ± 4,4

0,05

Да

58

32,4 ± 4,0

Как черта личности

Нет

27

30,5 ± 2,6

0,05

Да

58

31,8 ± 3,0

Как видно из табл. 5, показатели толерантности как черты личности статистически значимо выше у специалистов, имеющих второе высшее об­разование и регулярно получающих послевузовское образование. У спе­циалистов, принимающих участие в дополнительных тренингах (суперви-зии, интервизии и балинтовские группы), достоверно выше уровень прак­тически всех показателей толерантности. Таким образом, подтверждена гипотеза, что образование специалиста в различных его формах (второе высшее, постдипломное, профессиональные тренинги) связано с более вы­сокой толерантностью. Вопрос, что же является первичным - образование или толерантность (образование формирует более высокую толерантность или изначально более высокая толерантность потенциирует специалиста постоянно самосовершенствоваться и способствует получению образова­ния), остается открытым.

Результаты анализа взаимосвязи толерантности и личной терапии специалиста приведены в табл. 6. Несмотря на то что не отмечается стати­стически достоверной взаимосвязи между личной терапией и толерантно­стью, можно говорить о тенденции, при которой у специалистов, имеющих личную терапию, уровень толерантности выше. Вероятно, процесс самопо­знания и разрешения личных конфликтов меньше влияет на возможность терпимого отношения к другим точкам зрения, чем образование. Это мо­жет косвенно свидетельствовать о том, что толерантность больше связана с мировоззренческими аспектами личности, чем со сферой актуальных конфликтов.

Таблица 6 Взаимосвязи показателей общей толерантности и личной терапии

Толерантность Характеристика Количество личной терапии врачей

Толерант­ность, балл (M ± σ)

P <

Получали личную терапию

Общая

Нет

20

90,2 ± 9,1

0,17

Есть

65

93,4 ± 9,1

Проходят личную терапию в настоящее время

Общая

Нет

46

92,2 ± 9,1

0,63

Есть

39

93,2 ± 9,4

Заключение

Таким образом, проведенное исследование позволило рассмотреть некоторые прикладные стороны толерантности и качества жизни у специа-листов помогающих профессий, сделать выводы о связи между толерант-ностью и образованием, а также качеством жизни:

1) толерантность достоверно выше у психиатров-психотерапевтов по сравнению с психиатрами и недостоверно выше по сравнению с психоте-рапевтами;

2) толерантность достоверно выше у специалистов, имеющих второе высшее образование, регулярно получающих дополнительное постдип-ломное образование и участвующих в профессиональных тренингах, таких как балинтовские группы, интервизии и супервизии;

3) в структуре качества жизни у психиатров максимальную оценку получили показатели психической и социальной сферы, они достоверно выше показателей физической сферы, а у психотерапевтов оценка психи-ческой сферы оказалась достоверно выше, чем всех остальных сфер;

4) качество жизни специалиста в сфере его взаимодействия с окру-жающей средой негативно коррелирует с толерантностью как чертой лич-ности.

Литература

1. Беляева Л. А. Понимающая педагогика как путь к толерантному сознанию / Л. А. Беляева // Проблемы толерантности в социально-гуманитарном образовании : материалы VII регион. науч.-практ. конф. – Екатеринбург, УрГПУ, 2003. – С. 4.

2. Евдокимов В. И. Методологические аспекты субъективной оценки качества жизни / В. И. Евдокимов, А. Н. Федотов // Мед.-биол. и соц.-психол. пробл. безопасности в чрезв. ситуациях. – 2008. – № 4. – С. 63–71.

3. Евдокимов В. И. Некоторые аспекты объективной оценки качества жизни населения России / В. И. Евдокимов // Мед.-биол. и соц.-психол. пробл. безопасности в чрезв. ситуациях. – 2008. – № 1. – С. 23–32.

4. Использование опросника качества жизни (версия ВОЗ) в психиатрической практике : пособие для врачей и психологов / Г. В. Бурковский, А. П. Коцюбинский, Е. В. Левченко, А. С. Ломаченков ; С.-Петерб. науч.-исслед. психоневрол. ин-т им В. М. Бехтерева. – СПб., 1998.

5. Кожухарь Г. С. Исследование профессионально важных качеств специалистов помогающих профессий / Г. С. Кожухарь, А. Н. Петрова // Психол. наука и образование. – 2006. – № 3. – C. 65–73.

6. Практикум по психодиагностике и исследованию толерантности / под ред. Г. У. Солдатовой, Л. А. Шайгеровой [и др.]. – М. : Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова, 2003. – 112 с.

7. Семенова Н. В. Исследование синдрома эмоционального выгорания у медицинского персонала психиатрических учреждений / Н. В. Семенова, Е. В. Петрова, Е. С. Проказина // Актуальные проблемы военной психиат-рии : материалы всерос. юбил. науч.-практ. конф. – СПб. : ВМедА, 2011. – С. 227.

8. Семенова Н. В. Комплексная оценка субъективной удовлетворен-ности пациентов качеством психиатрической помощи / Н. В. Семенова, А. С. Киселев // Вестн. психотерапии. – 2011. – № 37 (42). – С. 42–51.

9. Шалин В. В. Толерантность: культурная норма и политическая необходимость (социально-философский анализ) : автореф. дис. … д-ра филос. наук / Шалин В. В. – Ростов н/Д, 2000. – 36 с.

10. Zenasni F. Creativity and tolerance of ambiguity of parents and
adolescents: an empirical study / F. Zenasni, M. Besanзon, T. Lubart // J. of
Creative Behavior. – 2008. – Vol. 42, N 1. – P. 61–72.