Книги по психологии

3.1 Расслоенная структура личности
Т - Трансформация личности

Для преодоления разрыва между личностью и поведением, с одной стороны, личностью и ситуацией, с другой, выдвинем положение о личности как о целостности, сочетающей в себе постоянство и непрерывность с изменчивостью и прерывностью. В соответствие с выдвинутым нами тезисом мы должны смотреть на личность как на системное образование, в котором две образующих - константная и переменная - сочетаются во внутреннем единстве: Личность = константа + переменНая. Подтверждение основополагающего характера предложенной нами дифференциации личности и правомерности выбранной линии психологического анализа можно найти, например, у А. Н.Леонтьева: "Главная задача - пишет он, - состоит в том, чтобы выявить действительные "образующие" личности - этого высшего единства человека, изменчивого, как изменчива сама его жизнь, и вместе с тем сохраняющего свое постоянство, свою ауто 3.1 Расслоенная структура личностиИдентичность... существует известное противоречие между очевидной физической, психофи­зиологической изменчивостью человека и устойчивостью его как личности" (Леонтьев, 1983, т. II с.200).

Следующий шаг, который мы сделаем на пути концептуальной разработки онтологии личности, состоит во введении слойно-уровневого строения личности, которое мы назовем Расслоенной структурой личности. Понятие расслоенной структуры личности основывается на предположении о существовании вложенной структуры, в которой стабильное ядерное образование личности – самоидентичность – окружено, охвачено подвижным периферическим личностным образованием.

Итак, у нас имеются два исходных тезиса, подробной разработкой которых мы далее и займемся: 1) существуют константная и переменная образующие личности, 2) между константной и переменной частями личности имеется ядерно-периферическое, или вложенное соотношение. Нужно только уточнить, что в нашем понимании стабильность не означает отсутствие развития, динамики, а изменчивость не совпадает с утратой структуры и дезорганизацией.

Если мы не признаем существования в структуре личности интрапсихологического, динамического, подвижного слоя, в котором за­кладывается начало поведенческого акта, действия, то личность как бы отрывается от действования, а поведение происходит где-то вне пространства бытия личности, детерминируемое стимулом или мотивами. Сами качества личности, взятые без динамического "действующего" момента, заключенного в них, предстают перед нами как застывшие характеристики покоящейся, недеятельной личности, на которую можно лишь взирать как на статичный ансамбль личностных черт или социальных отношений. Отсюда следует, что для преодоле­ния проблемы разрыва между личностью и поведением, с одной стороны, и личностью и ситуацией, с другой, необходимо найти опосредствующее звено, сочетающее в себе качества объединяемых сторон. В роли этого интегративного звена мы предлагаем взять расслоенную структуру, позволяющую увидеть, как личность продолжается в действовании, а мир вторгается в личность, обретая в ней свое уникальное существование.

Таким образом, введенное нами понятие расслоенной структуры личности предоставляет нам возможность установить недостающий связующий мостик между личностной частью действия и действенной частью личности. В Терминах ситуации это будет звучать несколько иначе, а именно: как установление связи между "ситуационной" частью личности и "личностной" частью ситуации. В качестве примера, иллюстрирующего последнее рассуждение, возьмем такую черту личности как аффиляция, т. е. стремление к установлению контактов, соединению, созданию привязанностей и т. д. Аффиляция во многом зависит от задачи, решаемой человеком в общении, и меняется по ходу осуществления контакта. В начале общения человек может быть более сдержанным, раскрываясь постепенно, или, наоборот, может сразу попытаться установить панибратские отношения, приобретающие затем черты высокомерия и экспансивности. Приведенный пример позволяет нам вывести следующее утверждение: то, что считается стабильной диспозицией, в действительности является ситуационно специфичным явлением, изменчивым в соответствии с целями общения и реализуемыми мотивами. Из­менчивость диспозиции состоит также и в том, что она ситуационно разрабатывается, наполняясь определенными жизненными содержаниями, конкретизируясь в позициях, целях, намерениях и т. д. На рис.3 мы приводим в виде схемы два из наиболее распространенных в психологии подходов к пониманию личности и поведения. В схеме I личность сводится лишь к определенному набору характеристик: качеств, черт, диспозиций и т. д. Предполагается, что их выделением и описанием завершаются основные задачи теории личности. При этом черты нередко понимаются как результат непосредственной перцепции в системе координат наблюдателя. Хотя некоторые авторы и рассматривают диспозицию как набор поведенческих актов, отметим, что все равно она трактуется ими как нечто являющееся конечным пунктом лич­ностной определенности, а не началом действия. В схеме II поведение трактуется как берущее начало во внешних или внутренних стимулах. При этом исследователи могут говорить о мотивах поведения и деятельности вообще, не имея ввиду личность человека. Независимо от того, понимается ли поведение как реакции или как интеракции, вопрос о функционировании личности остается неразрешенным.