Четыре стадии суфизма
Т - Теории личности и личностный рост

Ибн аль-Араби писал, что практика суфизма и его понимание имеют четыре стадии: Шариат (экзотерический религиозный закон), Тарикат (мистическая тропа), Хакикат (истина) и Марифат (gnosis) (Ozak, 1988). Три последних построены на предшествующей стадии или нескольких стадиях.

Первая — Шариат — является фундаментом для трех последующих стадий. Шариат Состоит из учений морали и этики, которые можно найти во всех религиях. Шариат Помогает понять, как достойно жить в этом мире, пытаясь следовать суфизму.

Не следуя Шариату, подобно попыткам построить дом на фундаменте из песка. Без упорядоченной жизни, основанной на солидных моральных и этических принципах, не может процветать какой-либо мистицизм. В арабском языке Шариат Означает «дорога». Это ясная дорога, хорошо проторенный путь, которым может следовать каждый.

Вторая стадия — это Тарикат, которая относится к практическому суфизму. Тарика — это тропа в пустыне, следуя которой бедуины могут переходить от одного оазиса до другого. Эта тропа нечетко обозначена, ее даже не видно. Для того чтобы найти ваш путь в этой пустыне без дорог, вы должны хорошо знать местность или иметь проводника, который знает, куда идти, и которому хорошо известны местные ориентиры. Если Шариат Относится к внешним ритуалам религии, Тарикат Отражает духовную сущность суфизма. Проводник, который вам нужен, чтобы найти путь, — это наставник суфий или шейх. Шариат Делает окружающее ясным и привлекательным, Тарикат Помогает нам стать ясным и чистым душой. Шариат И Тарикат Поддерживают одна другую.

Третья стадия — это Хакикат, или истина. Она относится к личному пониманию каждым человеком духовного значения тех практических и руководящих советов, которые содержатся в Шариате И Тарикате. Без такого понимания мы обречены бродить в темноте, механически подражая тем, кто действительно обладает знанием, тем, кто обрел состояние Хакиката. Обретение Хакиката Подтверждает правильность и укрепляет практику двух первых стадий. До Хакиката Все практики — имитация.

Четвертая стадия — Марифат, или gnosis, — это глубокий уровень духовного знания, выходящего за пределы Хакиката. Это знание реальности, полученное немногими посланниками, пророками, а также великими мудрецами и святыми.

Ибн аль-Араби объяснял эти четыре стадии следующим образом: на уровне Шариата Есть «твое и мое». Таким образом, Шариат Защищает права индивида и регулирует этические аспекты взаимоотношений между людьми. На стадии Тариката «мое — это твое и твое — это мое». Дервиши должны обращаться друг с другом как братья и сестры: открыть свои дома, свои сердца и свои кошельки друг для друга. На уровне Хакиката «нет ни моего, ни твоего». Индивид понимает, что все сущее от Бога, а мы всего лишь сторожа всего, чем «обладаем». Мы должны использовать возможности, данные нам Богом, чтобы приносить пользу его творению. Люди, которые обрели Хакикат, избавились от желания чем-то обладать, владеть чем бы то ни было, у них нет привязанности ко всему внешнему, включая славу и положение в обществе. Для тех, кто достиг стадии Марифата, «нет ни меня, ни тебя». На этой финальной стадии индивид узнает, что все есть Бог, что нет ничего и никого отдельного от Бога. Это конечная цель суфизма.

То, что вполне закономерно на одном уровне понимания, может быть незакономерным на другом. Например, для Шариат Требуется соблюдать только внешние ритуалы поста. Однако, согласно Тарикату, одной из главнейших причин необходимости поста является развитие самодисциплины и контроль своего эго. Если человек, строго соблюдающий пост, гордится собой — это Шариат, но будет считаться недостатком на стадии Тариката.

В качестве примера приведем еще одну известную историю, случившуюся с Мансуром аль-Халлаем (Mansur al-Hallaj), которого убили за то, что он во всеуслышание заявлял: «En al Hagg» — «Я есть истина». Одним из 99 атрибутов Бога является его истинность, а согласно Шариату, людям строго запрещается называть себя Богом (говорить о своей Божественности). Традиционным наказанием за такую выходящую за пределы дозволенного ересь была смерть. Однако, согласно Хакикату, каждый из нас имеет глубоко в душе нечто Божественное и каждого человека следует почитать как Божий храм. Джунаид Багдади (Junaid Baghdadi), когда его спросили, что он думает о Мансуре, ответил: «Что же ему следовало сказать? Я есть ложь?». Возможно, если бы Мансур достиг последнего уровня Марифат, он сумел бы говорить правду таким образом, что смог бы избежать обвинения в ереси.