Книги по психологии

Межнациональное регулирование этических вопросов и разработка Мета-кодекса этики EFPA1
Периодика - Национальный психологический журнал

Дж. Линдсей


Любые специальности характери­зуются определенным набором знаний и навыков, которые должны иметь их обладатели. Кроме того, специалисты в своей работе обязуются соблюдать присущие профессии нормы поведе­ния, руководствуясь этическими нор­мами. Поэтому работа по специально­сти представляет собой нечто большее, чем набор действий по применению навыков в рамках имеющихся знаний. Напротив, этические соображения в работе специалиста в ряде случаев предваряют практическое действие, ставя вопрос о его допустимости в кон­тексте конкретной ситуации. Таким образом, вопросы этики можно рас­сматривать как надстройку над базо­вым уровнем специальных знаний и навыков в профессии.

Однако в процессе становления профессии как таковой, вопросы эти­ки рассматриваются после накопле­ния специальных знаний и навыков. Этическая составляющая входит в профессию под влиянием обществен­ной морали, зависит от практики пер-

Вых специалистов при ее формирова­нии. В отличие от научных знаний и навыков, этические соображения фор­мируются оценочными суждениями. Профессия формируется из накоплен­ного опыта работы с клиентами, ког­да практические действия специалис­тов являются результатом сопоставле­ния задачи и имеющихся на этот момент средств ее решения. Таким же путем приходят в профессию и этичес­кие соображения, сформированные непосредственной оценкой практи­ческих действий как таковых (Lindsay, 1995). Иными словами, сумма знаний и навыков профессии является осно­вой для выбора действий по решению задач клиента, тогда как этические со­ображения ставят вопрос о приемле­мости этих действий в контексте их возможных последствий.

Говоря о трех базовых элементах профессии – знаниях, навыках и эти­ке, важно помнить и об остальных ее функциях. Во-первых, профессия под­разумевает систематическое обучение, которое происходит на начальном эта-

Межнациональное регулирование этических вопросов и разработка Мета-кодекса этики EFPA1

Линдсей Джефф

Доктор психологии и философии,

Профессор, директор Центра развития,

Оценки и исследований в области

Образования, Уорикский университет,

Ковентри, Лондон.



1 Данная статья Transnational Ethical Guidance and the Development of the EFPA Meta-Code of Ethics by Geoff Lindsay, pp. 121–131, опубликованная в European Psychologist Vol. 16 (2) 2011.переведена в соответствии с полученным разрешением от European Psychologist. ©2011 Hogrefe Publishing, Www. hogrefe. com Http://dx. doi. org/10.1027/1016-9040/a000090

33


V СЪЕЗД РПО

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ №1(7) 2012



Пе ее приобретения, и продолжается систематическим повышением квали­фикации. Во-вторых, представители той или иной профессии создают про­фессиональные организации, поддер­живающие как индивидуальных учас­тников, так и профессию в целом.

Деятельность подобных организа­ций двунаправлена: вовне и внутрь себя. В первом случае профессиональ­ные объединения рассматривают себя с позиции пользы, которую профессия способна и должна приносить обще­ству. Внутренняя же деятельность объединения направлена на поддерж­ку своих участников, например, про­фессиональные издания и конферен­ции, которые призваны поощрять раз­витие и распространение знаний. Однако, исторически, внутренняя де­ятельность профессионального объе­динения выполняла еще и функцию защиты своих участников – функцию профсоюзов. Когда была создана Ев­ропейская федерация ассоциаций профессиональных психологов (EFPPA), выяснилось, что ассоциа­ции-члены разных стран отличаются не только своей историей, но и теку­щими характеристиками, сформиро­ванными ролями, которые эти органи­зации продолжают играть в обществе. Например, Португальское психологи­ческое общество было сформировано по принципу профсоюза, тогда как Британскому психологическому об­ществу законодательно запрещено выполнять подобную функцию.

Внутренняя деятельность профес­сиональных объединений выполняет еще одну роль – регулирование прак­тики своих специалистов. Этому слу­жит начальная подготовка специали­стов и повышение их квалификации, являющиеся упреждающими мерами в отношении снижения стандартов профессиональной деятельности. Со временем оказалось, что в профессии этого недостаточно и, возможно, тре­буется более формальная система ре­гулирования. В отношении этическо­го аспекта профессии подобной сис­темой стало наличие кодекса этики и становление механизмов реагирова­ния на нарушения норм этического поведения.

Наша статья посвящена разработ­ке кодекса этики и иных норм, регу­лирующих практическую деятельность европейских психологов, а также раз­работке системы этических норм про-

Фессиональной деятельности с целью предупреждения нарушений норм этики и регламентации механизма рассмотрения подобных нарушений. Представленный материал базируется на результатах деятельности Постоян­ного комитета по этике (Standing Committee on Ethics (SCE) (изначаль­но – Инициативная группа по этике (Task Force on Ethics) Европейской федерации психологических ассоциа­ций (EFPA). Также будет рассмотрена разработка EFPA Мета-кодекса этики и иных регламентирующих инструк­ций, включая работу с заявлениями о нарушениях этики. В завершении, бу­дет рассмотрено значение Мета-ко­декса для текущих и будущих задач в мировом масштабе.

Разработка Мета-Кодекса этики EFPA

Потребность в кодексе этики ощу­щалась уже на первых этапах станов­ления Европейской федерации психо­логических ассоциаций (EFPA), ког­да стало ясно, что подобный свод правил существует не во всех странах-участницах Федерации, и между суще­ствующими правилами разных стран имеются очевидные разночтения. По­этому EFPA стремилась создать уни­фицированный кодекс, для чего в 1990-м году при ней была создана Инициативная группа по этике. Ее главной задачей было создание обще­го кодекса этики для всех практикую­щих психологов Европы вне зависи­мости от страны их работы, что в то время было актуальным вопросом в связи с политикой свободного переме­щения рабочей силы внутри Евросо­юза. Более того, стандартизация эти­ческих норм упростила бы примене­ние санкций во всех странах Европы в случае их нарушения.

Решение о создании Инициатив­ной группы по профессиональной этике было принято на Генеральной Ассамблее EFPA (в то время EFPPA) в Риме, в 1988 году. В марте 1989 года был назначен председатель группы, Ге р Нильсен (Geir Nielsen) из Норве­гии, а также семь участников из дру­гих стран, по одному из Франции, ФРГ, Венгрии, Нидерландов, Испа­нии, Швейцарии и Англии, которую представлял автор статьи.

Задача инициативной группы была сформулирована следующим образом: «Исследовать возможность и двигать-

Ся В направлении создания единого для Всех стран Европы кодекса этики для Профессиональных психологов. В каче­Стве отправной точки и примера взять За основу Свод этических принципов пси­Хологов скандинавских стран (The Ethical Principles For Scandinavian Psychologists). Отчет и предложения по решению поставленной задачи предста­Вить во время проведения следующей Ге­Неральной Ассамблеи».

Инициативная группа была созда­на по принципу совета экспертов – обычной для подобных случаев фор­мы организации, которая, помимо прочего, позволяла оценивать этичес­ки спорные ситуации, например, по­средством исследования прецедентов из практики психологов стран-участ­ниц EFPA (см. Joyce and Rankin, 2010). Первое заседание Инициативной Груп­пы прошло с 12 по 13 января 1990 г. в присутствии всех участников, кроме эксперта из Германии. На этом засе­дании автор статьи был назначен сек­ретарем. Было рассмотрено три вопро­са (European Federation of Professional Psychologist’ Associations, 1990).

1. Есть ли основа для единого евро­Пейского кодекса этики? Группа рас­смотрела кодексы этики нескольких стран и пришла к выводу, что, за ис­ключением их структуры, которая в ряде случаев различалась, для гармо­низации кодексов нет существенных препятствий.

2. Есть ли необходимость в подобном Кодексе? Было решено, что Единый кодекс будет полезен для стандартиза­ции профессиональной деятельности психологов.

3. Что необходимо предпринять для Создания Единого кодекса? Было озву­чено, что создание кодекса является среднесрочной задачей, поскольку его планирование в краткосрочной перс­пективе было бы слишком смелым ре­шением по следующим причинам:

• психологические ассоциации раз­ных стран отличаются по многим параметрам, включая географичес­кий аспект;

• кодексы этих стран отличались по структуре, характеру, и специфике;

• некоторые страны находились на этапе разработки своих собственных кодексов и предпочитали завершить их создание прежде разговоров о едином европейском кодексе;

• было очевидно, что в будущем бу­дут трудности с внесением измене-


34


НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ №1(7) 2012

СООБЩЕСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ




Этическая составляющая входит в профессию под влиянием общественной морали, зависит от практики первых специалистов при ее формировании. В отличие от научных знаний и навыков, этические соображения формируются оценочными суждениями. Профессия формируется из накопленного опыта работы с клиентами, когда практические действия специалистов являются результатом сопоставления задачи и имеющихся на этот момент средств ее решения.


Ний в кодексы стран-участниц, особенно на фоне того, что подоб­ные изменение вносятся через про­цедуру голосования. Подобные проблемы характерны для международных организаций, и решаются делегированием обязанно­стей и полномочий. Например, в США законодательные полномочия в отно­шении регулирования вопросов этики отданы в ведение органов самоуправ­ления некоторых отдельных штатов. Кодекс Американской психологичес­кой ассоциации (АРА), применяется в части, не противоречащей местной системе регулирования подобных воп­росов. Поэтому вопрос унификации остается сложным, учитывая, что у всех стран своя история, сложившие­ся социокультурные системы и цели. На первом заседании Инициатив­ной группой было решено проанали­зировать все имеющиеся этические кодексы стран-участниц на предмет схожести, полноты и принципиаль­ных отличий. В результате различия между сводами этических норм разных стран стали очевидными. Во-первых, не у всех из них был свой кодекс. У Скандинавских стран был общий ко­декс, у Британской психологической ассоциации был Кодекс профессио­нального поведения (Code of Conduct). Были также различия в структуре, ког­да, например, целые главы были по­священы деятельности в определен­ной области психологической практи­ки, нежели общим этическим принципам.

В итоге, Инициативная группа пришла к решению создать Мета-ко­декс, который задал бы основу и рам­ки для этических кодексов стран-уча­стниц. Его существование упростило бы разработку и принятие нацио­нальных этических кодексов европей­ских стран, поскольку регламентиро­вание касалось бы принципов суще­ствования этической составляющей в профессии, безотносительно структу­ры и характера этического кодекса каждой отдельной страны. Таким об­разом, Мета-кодекс допускал бы раз­нообразие кодексов стран-участниц при соблюдении единообразия прин­ципов, на которых они основываются. Страны были бы вольны расширять свои кодексы, дополняя их регламен­тами, соответствующими потребнос­тям и реалиям профессии. Например, во многих странах Европы психологи

Занимаются частной практикой, тог­да как в Великобритании психологи до недавних пор традиционно состояли на службе у государства, относясь к Департаменту здравоохранения разно­го уровня подчинения. В последнем случае, регламентирование этических норм в отношении установления раз­мера и способа взимания платы за ус­луги психологов имеет большее значе­ние, чем в первом, где плата устанав­ливается каждым практиком по своему усмотрению.

Создание Мета-Кодекса

Разработка Мета-кодекса явилась в то время новаторским решением, и была осуществлена благодаря Иници­ативной группе, в которой были экс­перты из многих стран. В Скандинав­ских странах уже был опыт создания этического кодекса, в южноевропейс­ких странах был запущен проект по созданию этического кодекса Carta Etica (в последствии включенного в Мета-кодекс). Богатые научные тради­ции постсоветской Венгрии так же предоставили большие возможности для выбора. Формально каждой стра­не-участнице EFPA была предоставле­на возможность включить своего деле­гата в Инициативную группу, однако из соображений эффективности, чис­ло экспертов оставалось достаточно малым, для того чтобы облегчить со­вещательный процесс, и достаточным, чтобы принять во внимание нацио­нальные, социальные, культурные и исторические особенности стран-уча­стниц. К моменту завершения работы по созданию Мета-кодекса, состав Инициативной группы включал 10 эк-

Спертов, представителей из Бельгии, Франции, Германии, Италии, Нидер­ландов, Норвегии, Португалии, Слове­нии, Швейцарии и Великобритании.

Период обсуждений вариантов Мета-кодекса затянулся. Несмотря на договоренность о проведении двух со­браний в год, проект Мета-кодекса был представлен председателем груп­пы в июне 1991 года, после проведе­ния личных неформальных встреч с участниками. В пояснении к проекту председатель указал, что при создании

Были взяты за основу принципы, ис­пользовавшиеся при разработке Скан­динавского кодекса этики, а также ко­дексов Психологических ассоциаций Америки, Канады, Великобритании, Австрии, Германии и Испании (letter to Task Force, June 1, 1991).

Отзывы на предложенный вариант были присланы всего тремя участни­ками – представителями Нидерлан­дов, Дании и Великобритании. По­зднее, в октябре-ноябре 1992 года, для обсуждения окончательного варианта Мета-кодекса, в Амстердаме была организована встреча, на которой при­сутствовали председатель Группы Гер Нильсен, участник от Нидерландов Каспер Кене, и от Великобритании Геоф Линдсей. Было рассмотрено и принято предложение председателя группы принять за основу Мета-ко­декса новую редакцию этического ко­декса Американской психологической ассоциации (1992). Новый проект Мета-кодекса был оценен положи­тельно, но имел слабую сторону – не смотря на то, что он состоял из общих принципов, стандарты, отраженные в


35



V СЪЕЗД РПО

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ №1(7) 2012



Нем, были достаточно детализирован­ными, что усложнило бы унификацию кодексов разных стран. Поэтому было решено использовать кодекс Амери­канской психологической ассоциации как ориентир при создании Мета-ко­декса EFPPA.

Большая часть встречи была посвя­щена созданию нового проекта Мета-кодекса, именно на ней Мета-кодекс обрел свою форму. Была сформулиро­вана трехмерная модель кодекса, включающая в себя базовые ценнос­ти, профессиональные взаимоотно­шения и уровни взаимоотношений. В феврале 1993 года эта модель вынесе­на на обсуждение на общем собрании Инициативной группы.

Выбор моделей

В процессе разработки Мета-ко­декса возникали непредвиденные трудности. Первую трудность пред­ставляла его увязка с Carta Etica. Мо­дель сформировала этические прин­ципы, но для практического примене­ния была недостаточно детальной. EFPPA не могла настаивать на пере­смотре национальных кодексов, и единственным способом приведения их в соответствие с Мета-кодексом стало установление этого критерия в качестве необходимого для членства в Федерации.

Кодекс Американской психологи­ческой ассоциации, принятый в 1953 году, служил примером для других стран. Принятие его в качестве моде­ли значительно сэкономило бы время, однако было два момента, которые необходимо было учитывать. Во-пер­вых, сам кодекс АРА был на стадии пересмотра. Редакция 1953 года пре­терпела множество изменений, и в 1992 году готовилась к выходу новая. Однако главной причиной стало неже­лание участников группы создавать Европейский кодекс, заимствуя его у другой страны, расположенной на дру­гом континенте.

В итоге Инициативная группа при­няла решение взять за основу обшир­ный опыт европейских стран по раз­работке собственных кодексов этики, принимая во внимание кодексы АРА и кодекс Канадской психологической ассоциации (СРА). На парижском со­брании в октябре 1993 года были рас­смотрены Carta Etica, принципы СРА, первый проект Мета-кодекса и пред­ложения психологических ассоциаций

Южноевропейских стран. Также был учтен опыт других государств. Это де­лалось для того, чтобы Мета-кодекс мог долгие годы действовать без по­правок, пока не будут разработаны, в соответствии с ним, национальные кодексы стран Евросоюза. Однако была подчеркнута важность формули­рования детальных этических принци­пов, подобных АРА. В итоге была выб­рана структура, состоящая из общих принципов, которые сопровождаются набором детальных требований.

Количество принципов в кодексе также стало предметом дебатов. В ко­дексе СРА их было четыре, в кодексе АРА версии 1992 года их было шесть (в настоящее время пять). В кодексе Австралийской психологической ас­социации число принципов при раз­работке было сокращено с восьми до трех. Камнем преткновения для Ини­циативной группы был принцип со­циальной ответственности, пропи­санный в кодексе АРА. Считалось, что этот принцип выходит за рамки пси­хологической практики, и в большей степени относится к социологии. В итоге Инициативная группа остано­вилась на четырех основных принци­пах, как основе Мета-кодекса: уваже­ние прав и достоинства человека, компетентность, ответственность и целостность.

На последующих собраниях в Люб­ляне и Амстердаме (1994), а также Цюрихе (Март 1995), Мета-кодекс до­полнялся детальными требованиями в рамках заявленных принципов для применения европейскими психоло­гическими ассоциациями в качестве руководства к формулированию наци­ональных этических кодексов.

Инициативной группой было ре­шено не ранжировать основные прин­ципы по степени важности, как, на­пример, в кодексе АРА, но этот под­ход был позднее взят за основу Австралийским психологическим об­ществом (Allan & Symonds, 2010). Вме­сто этого, была подчеркнута взаимо­зависимость основных принципов. В результате проведенных исследований было решено оформить это решение в Мета-кодексе пунктом, который гла­сил, что, поскольку отсутствует иерар­хия принципов, в ряде случаев может возникнуть ситуация их взаимного конфликта, создавая в кодексе колли­зию. Примером этому служит часто встречающаяся ситуация, когда, с од-

Ной стороны, есть требование неразг­лашения информации клиента, а с другой есть обязательство предотвра­щения вреда клиенту или третьей сто­роне, который может повлечь за собой нераскрытие подобной информации (Tarasoff vs. Regents of the University of California; Bersof 2003, стр. 165-171).

Взаимоотношение с клиентами

Для того чтобы дать в Мета-кодек­се определение «клиент» потребова­лось рассмотреть все формы, в кото­рых он может существовать, будь это один человек, семья или группа людей. Были разграничены понятия Первич­ный И Вторичный Клиент: «В настоящем Кодексе термин «клиент» относится к любому человеку, пациенту, группе лю­дей, находящихся в ситуации взаимоза­висимости, или организации, с которы­ми у психолога складываются професси­ональные взаимоотношения, в том числе непрямого характера».

Определение клиента в некоторых ситуациях затруднительно, например, в случае, когда клиентом является че­ловек с когнитивными проблемами, и за него несет ответственность закон­ный опекун. Недееспособность подоб­ных Первичных Клиентов не является основанием для неприменения к ним, или их законным представителям, эти­ческих норм обращения с клиентом.

Природа самих взаимоотношений психолога и клиента является предме­том постоянных дебатов. В редакции 1992 года кодекса АРА запрещает от­ношения сексуального характера между психологом и клиентом, в ней также указано что «Психологам запре­Щается вступать в связь сексуального характера с бывшими клиентами в те­чение, как минимум, двух лет после окончания терапии или прекращения профессиональных взаимоотношений (этический стандарт 4.07а)».

Однако стандарт 4.07b гласит, что, несмотря на норму стандарта 4.07a, психологам стоит во всех случаях воз­держиваться от подобного поведения, поскольку оно способно навредить как клиенту, так и репутации профессии психолога в целом.

Этот дуализм толкования является результатом многочисленных споров, которые выразились в подобном ком­промиссном варианте. Кроме того, термин «клиент» приведен в кодексе в узком смысле терапевтической рабо­ты, тогда как у психолога могут скла-


36


НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ №1(7) 2012

СООБЩЕСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ




Дываться отношения и за ее предела­ми, в которых также есть возможность их злоупотребления, как, например, с учениками и студентами (Glaser, Thorpe, 1986).

Для Инициативной группы вопро­сы количества времени, прошедшего после окончания профессиональных отношений с клиентом не был прин­ципиальным. Напротив, главной забо­той были последствия злоупотребления психологом своего влияния на клиен­та. Этот вопрос был предметом горячих споров, и в 2002 году АРА убрало ого­ворку о сроках из новой редакции ко­декса. Более того, новая редакция была пересмотрена с позиций существова­ния Множественных Отношений и их этической обусловленности. Данный подход был ранее применен в Мета-кодексе, в разделе «Конфликты инте­ресов и эксплуатация» которого была указана необходимость:

• принятия во внимание возможных проблем, вызванных двойственны­ми отношениями, обязанность из­бегания двойственных отношений, которые сокращают профессио­нальную дистанцию между психо­логом и клиентом, и могут привес­ти к конфликту интересов и эксп­луатации клиента;

• обязательства не использовать про­фессиональные взаимоотношения в собственных, религиозных, по­литических и иных идеологических интересах;

• осознания, что конфликт интере­сов и влияние на клиента продол­жают сохраняться после прекраще­ния профессиональных интересов, что сохраняет действие кодекса и после прекращения профессио­нальных отношений.

Язык

Вопрос языка является отдельной темой. При создании EFPPA имело три официальных языка: английский, французский и немецкий. В дальней­шем оказалось, что трехязыковая сис­тема затрудняет деятельность, и анг­лийский язык стал основным для EFPPA, однако было решено, что язык будет постоянно пересматриваться на предмет соответствия формулировок своему значению в мельчайших тонко­стях, и в затруднительных случаях к формулировкам будут издаваться по­яснения. На тот момент разночтения вызывало только одно слово – «кон-

Фиденциальность». Эксперты Иници­ативной группы из южноевропейских стран высказывали сомнение, что это слово в полной мере выражает смысл фразы «профессиональная тайна». Другое слово, подвергшееся обсужде­нию, было «философия», которое было дополнено словом «общая» (general philosophy) в Преамбуле ко­декса. В конечном итоге было важным установить контроль во избежание давления языка над смыслом и англо-центризма в формулировках.

Какие именно психологи?

При разработки Мета-кодекса гло­бальным вопросом было определить к кому будет применяться кодекс – толь­ко к практикующим психологам, или также к психологам, занимающимся научными исследованиями и не имею­щих в своей работе отношений типа клиент-психолог. Было решено, что Мета-кодекс будет всеобъемлющим, не ограничиваясь только практикующи­ми, «профессиональными» психолога­ми. Поэтому из названия Федерации исчезло слово «профессиональных», и EFPPA стала EFPA, для того чтобы включить в свой состав психологов, за­нимающихся как прикладной, так и научной деятельностью.

Мета-Кодекс 1995 Года

Итоговый вариант кодекса состо­ял из Преамбулы, Четырех принципов И Содержания. Преамбула Представляла собой краткое введение, декларирую­щее назначение кодекса: «EFPPA пред­Лагает этот кодекс как методические рекомендации к разработке нацио­нальных кодексов этики странами-уча­стницами Федерации, которые, в свою очередь, должны предусмотреть все ас­пекты профессионального поведения своих участников».

Во введении было сказано, что ко­декс разработан не для непосредствен­ного применения психологами, а в ка­честве шаблона для разработки ассо­циациями собственных национальных этических кодексов. Четыре принципа Заключались в следующих формули­ровках:

2.1. Принцип уважения прав и дос­Тоинства человека

«Психологи признают основные права, достоинство и ценность каж­дого человека, и проявляют соответ­ствующее к ним уважение. Они ува­жают право людей на личное про-

Странство, конфиденциальность, не­зависимость поведения и право при­нятия собственных решений, не про­тиворечащих другим профессиональ­ным обязательствам психолога и требованиям законов»

2.2. Принцип компетентности «Психологи стремятся к поддержа­нию высоких стандартов качества сво­ей деятельности. Они осознают грани­цы своей профессиональной компе­тентности, оказывают только те услуги и применяют только те методики, для которых у них имеются соответствую­щие знания, опыт и навыки».

2.3. Принцип ответственности «Психологи осознают свою про­фессиональную и научную ответствен­ность перед клиентами и обществом, в котором живут и работают. Психоло­ги избегают причинения вреда и несут полную ответственность за свои дей­ствия, при этом они должны быть аб­солютно уверены в том, что их услуги необходимы в каждом конкретном случае».

2.4. Принцип целостности «Психологи поощряют целост­ность в науке, практике и преподава­нии психологии. В своей деятельнос­ти психологи честны, справедливы, и относятся с уважением к людям. Они понятно объясняют заинтересован­ным лицам свою роль в профессио­нальной ситуации и действуют соглас­но этой роли».

Содержание Начиналось с опреде­ления термина «клиент»: «В настоя­щем кодексе термин «клиент» применя­ется к любому человеку, пациенту, груп­пе людей, находящихся в ситуации взаимозависимости, или организации, с которыми у психолога складываются профессиональные взаимоотношения, в том числе непрямого характера».

Далее следовали четыре специфи­кации по вопросу профессиональных отношений, поскольку подчеркива­лось, что в них всегда существует не­равное распределение влияния с пере­весом на стороне психолога. Поэтому для целей разработки национальных кодексов этики, Мета-кодекс реко­мендовал обратить внимание на сле­дующие аспекты:

• поведение психолога должно опре­деляться профессиональной ролью в рамках профессиональных отно­шений;

• неравенство в знаниях и влиянии всегда оказывают воздействие на


37



V СЪЕЗД РПО

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ №1(7) 2012



Взаимоотношения психолога с клиентами и коллегами;

• чем значительней неравенство в
профессиональных отношениях и
сильнее зависимость клиента от
профессионального психолога, тем
больше его ответственность;

• ответственность психолога рассмат­
ривается в контексте этапа профес­
сиональных отношений, на кото­
ром находится психолог и клиент.
В третьей части Содержания Под­
черкивалось что принципы кодекса не
находятся в иерархическом порядке, а
взаимозависимы, и решение этическо­
го вопроса «требует всесторонней
оценки и, нередко, диалога с коллега­
ми и клиентами. Принятие решения
является обязательным, даже если
конфликт интересов остается неразре­
шенным».

Далее принципы рассматривались более детально и пояснялись специ­фикациями. Мета-кодекс был утверж­ден собранием Инициативной группы в Цюрихе, которое проходило с 17 по 18 марта 1995 года, и одобрен Гене­ральной Ассамблеей в Афинах 1–2 июля 1995.

Пересмотр Мета-Кодекса (2005)

После одобрения Мета-кодекса, во избежание разночтений и противоре­чий, странам-участницам Ассамблеи надлежало привести в соответствие с ним свои национальные кодексы эти­ки. Инициативная группа была преоб­разована в Постоянный комитет по этике (Standing Committee on Ethics) и занялась поддержкой Мета-кодекса на межгосударственном уровне. Мета-кодекс был принят европейскими странами без возражений, и даже те из них, где имелись свои устоявшиеся кодексы этики, стали приводить их в соответствие, как это сделала, напри­мер, Британская психологическая ас­социация.

Однако в Постоянном комитете по этике понимали, что необходимо ре­гулярно отслеживать актуальность ко­декса, как это делала АРА, многократ­но обновляя свой кодекс этики со вре­мен его принятия в 1953 году. Поэтому был начат пересмотр Мета-кодекса, который потребовал глубокого анали­за его текущей редакции на предмет

Соответствия реалиям времени. По этому вопросу в марте 2003 года и ок­тябре 2004 года был созван симпози­ум, на котором участники из разных стран обсуждали опыт применения этических правил, а также появление новых вопросов, требующих регла­ментирования. На этих встречах ста­ло ясно, что текущая редакция Мета-кодекса в достаточной мере сохрани­ла свою актуальность, поэтому было предложено небольшое число попра­вок, которые были приняты на Гене­ральной Ассамблее 2005 года в Испа­нии (EFPA, 2005a, 2005b, 2005c). Сре­ди поправок было определение процедуры рассмотрения и принятия мер в случае нарушения норм этики, в том числе процедуры медиации2 кон­фликта. Другим изменением было уточнение определения пункта о сво­боде принятия решений: «Максималь­Ная обособленность клиента, и свобода принятия решения о начале или прекра­щении профессиональных отношений, при его осведомленности о необходимо­сти соотнесения своей обособленности с присущей профессиональным отноше­ниям зависимостью и совместными дей­ствиями».

Было добавлено новое положение (3.2.3.iii): «Нахождение баланса между Необходимостью осторожного подхода К новым методам, и уверенностью в не­Избежности их появления наряду с по­Ложительным к ним отношением».

Обязанности психолога дополни­лись нормой о защите репутации про­фессии (3.3.1. ii). Также была добавле­на новая норма, призванная прояснить пункт о непричинении вреда (3.3.3. ii). Эта норма допускала возможность дей­ствий психолога без согласия клиента, накладывая на психолога при этом до­полнительную ответственность: «Пони­Мание необходимости соблюдения особой осторожности при принятии решения о курсе исследований или профессиональ­ных действий в случае отсутствия на таковые согласия клиента»

Интересно отметить немногочис­ленность внесенных поправок в новую редакцию Мета-кодекса, особенно на фоне масштабов изменений, которые претерпевал этический кодекс АРА от редакции к редакции.

Ко времени проведения Генераль­ной Ассамблеи EFPA в Осло в 2009

Году, число Ассоциаций, чьи страны привели национальные кодексы в со­ответствие с Мета-кодексом, возрос­ло до 11: Австрия, Бельгия, Германия, Люксембург, Скандинавские страны, Португалия, Словения, Испания, Швейцария, Турция, США (Lindsay, 2009a, 2009b). Четыре ассоциации при­вели свои кодексы в соответствие час­тично: Литва, Сербия, Словакия, Рос­сия. По причине отсутствия перевода на английский язык, кодексы Кипра, Франции, Нидерландов не были рас­смотрены. Остальные страны не пред­ставили свои этические кодексы для рассмотрения. Иными словами, треть всех членов Федерации привела в со­ответствие свои кодексы, и оставалось продолжить работу с оставшимися странами.

Оценка Заявлений

О Неэтическом Поведении

Кодекс этики представляет собой руководство по этической практике и является частью системы обеспечения качества профессии вместе с профес­сиональным обучением и системой повышения квалификации. Однако случаи нарушения этики неизбежны, и по мере становления профессии они становятся предметом обсуждения и последующего регламентирования. Данное обстоятельство было учтено в первой редакции Мета-кодекса и во второй редакции было расширено включением последнего пункта в Пре­Амбулу О медиации этических споров: «Ассоциации-участницы Федерации дол­жны регламентировать расследование случаев неэтического поведения, проце­дуру медиации, и соответствующие дис­циплинарные меры, принимая во внима­ние природу и серьезность нарушений».

К моменту проведения Генераль­ной Ассамблеи в 2005 году, Постоян­ный комитет по этике вел активную работу по регламентированию дей­ствий при поступлении жалоб на на­рушение норм этики. В то время мно­гие ассоциации находились в процес­се разработки национальных кодексов этики, и поэтому не имели, в боль­шинстве своем, системы реагирования на нарушения профессиональной эти­ки. Кроме того, в небольшом числе стран деятельность психологов регла­ментировалась на законодательном


2 Медиация – беспристрастное посредничество и примирение при урегулировании спора для выработки определенного соглашения по спору, при этом стороны полностью контролируют процесс принятия решения по урегулированию спора и условия его разрешения.

38


НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ №1(7) 2012

СООБЩЕСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ




Уровне, и поэтому необходимо было учитывать, в каких сферах регламен­тирование деятельности психологов было в компетенции государства, а в каких могло быть делегировано ассоци­ациям. К тому же, в отличие от кодекса этики, который мог использоваться любым психологом в качестве руковод­ства, дисциплинарные меры за наруше­ния этики могли применяться только в отношении членов ассоциаций.

В то время для EFPA не представ­лялось возможным оказывать влияние на ассоциации с требованием приня­тия всеобъемлющей системы реагиро­вания на нарушение этики. Например, в Британской психологической ассо­циации существовала детальная систе­ма действий по решению вопросов нарушения этики, которая покрывала все, от самостоятельных действий без участия юристов, до официальных су­дебных процессов. Естественно, для существования подобной системы было необходимо наличие весьма де­тального свода правил и директив внутри национального кодекса этики, а также соответствующих дисципли­нарных комитетов, число созывов ко­торых доходило до 10 в год.

Кодекс устанавливает обязанность разрешения этически спорных ситуа­ций и предлагает Руководство, в осно­ву которого было положено 15 прин­ципов, призванных служить ориенти­ром в этом процессе. В их число входят вопросы доступа к информации, ра­венство сторон и экспертное мнение, с целью обеспечить справедливость разбирательства при одновременном признании права заявителя на жалобу и права психолога на защиту. Напри­мер, первый принцип гласил:

• психолог должен быть поставлен в известность о жалобе на наруше­ние им кодекса этики;

• психологи и представители обще­ственности должны иметь доступ к информации, объясняющей про­цедуру рассмотрения жалобы;

• в ходе разбирательства, и психолог, и заявитель должны иметь одина­ково свободный доступ к материа­лам процесса.

Руководство предусматривает, что­бы система работы с жалобами имела общественное одобрение, которое до­стигается через прозрачность проце-

Дур, тщательность и эффективность работы. Включение в процесс людей, не имеющих отношение к психологии, приветствуется, но не является обяза­тельным, из-за признания различий в традициях разных стран Европы. Так­же Руководство указывает на необхо­димость разделения элементов про­цесса, а именно первичного расследо­вания, рассмотрения, и выбора способа взыскания. Любой процесс по рассмотрению нарушения этики дол­жен принимать во внимание такие факторы как природа нарушения, сте­пень причиненного вреда и смягчаю­щие обстоятельства. В добавление к этому, Принцип 11 гласит: «Даже пос­ле вынесения решения о дисципли­нарном взыскании существует необхо­димость в дополнительных корректи­рующих процедурах, например, дальнейшем обучении или суперви-зии3».

Руководство было принято на Гене­ральной Ассамблее в Гранаде в 2005 году наряду с Мета-кодексом. Даль­нейшие изменения были связаны с государственным регулированием де­ятельности психологов в некоторых странах. В Великобритании система, разработанная Британской психоло­гической ассоциацией, утратила свое значение, когда в 2009 году государ­ство ввело законодательное регулиро­вание деятельности психологов. Со­гласно закону, психологам необходи­мо регистрироваться в Комитете по Здравоохранению и подчиняться его правилам, однако это не коснулось непрактикующих психологов, занима­ющихся исследовательской работой.

Вслед за этим на Генеральной Ас­самблее в Праге в 2007 году было одоб­рено и принято Руководство по меди­ации в контексте споров о неэтичес­ком поведении. Данный документ призван облегчить взаимодействие клиента и психолога в ходе разбира­тельства жалобы. Было решено, что к некоторым формам неэтичного пове­дения должны применяться соответ­ствующие санкции вплоть до исклю­чения из ассоциации, а в некоторых случаях, и лишения права работать по психологической специальности. Од­нако опыт показывает, что нарушения зачастую не бывают настолько серьез­ными. В некоторых случаях психолог

Не решает задачу клиента так опера­тивно, как тому хотелось бы, или он не проявил достаточного такта и чуткос­ти к проблеме клиента, либо не ока­зал той помощи, которая ожидалась. Подобные примеры низких стандар­тов профессиональной деятельности рассматриваются как неоптимальные и с позиций этических норм. Однако бывают и случаи грубого нарушения этических норм, и в этих случаях тре­буется медиация спора клиента и пси­холога.

Британская психологическая ассо­циация планировала включить меди­ацию в свою практику, однако такая возможность была утрачена со вступ­лением в силу закона о государствен­ном регулировании деятельности пси­хологов.

Другие Руководства

Постоянный Комитет по этике вы­пустил Руководства также по вопросам этики предоставления психологичес­ких услуг через Интернет, по обучению этике, по роли эксперта в суде. Эти руководства были созданы и одобре­ны на Генеральных Ассамблеях в пе­риод с 1999 по 2006 гг. Во всех случаях Мета-кодекс служил основой для их разработки. Разработка руководств, регламентирующих отдельные облас­ти профессиональной деятельности, является обычной практикой для мно­гих психологических ассоциаций.

Распространение и поддержка Мета-кодекса

Поддержка национальных ассоци­аций Постоянным Комитетом по Эти­ке осуществляется в форме участия как в общих конференциях, так и через непосредственную работу с комитета­ми по этике отдельных стран.

Однако главной инициативой в этом направлении стало издание Эти­Ки для европейских психологов (Lindsay, Koene, Ovreeide, Lang, 2008), которое было призвано представить кодекс со стороны его практического примене­ния. В нем были собрано множество примеров этических дилемм для об­суждения того, каким образом могут приниматься решения в ситуациях, в которых нет единственно правильно­го плана действия. Подобный подход был инициирован в результате иссле­дований этических дилемм, с которы-



2

Супервизия – профессиональная помощь психологу со стороны более опытного коллеги с целью улучшения качества его работы.


39



V СЪЕЗД РПО

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ №1(7) 2012



Ми сталкиваются психологи, показав­шее, что наиболее часто встречающа­яся проблемная ситуация связана с вопросами конфиденциальности (18% случаев): например, ситуация когда нарушение конфиденциальности мо­жет предотвратить причинение вреда клиенту, или третьим лицам.

Не Ограничиваясь Европой

Изначальной целью Мета-кодекса было создание для европейских пси­хологов системы ориентиров в работе, что было новой для своего времени задачей, поскольку степень детально­сти этих ориентиров должна была быть достаточно полной для их корректно­го использования, с одной стороны, и достаточно гибкой, чтобы не парали­зовать деятельность чрезмерным рег­ламентированием, с другой. В итоге был создан свод принципов, универ­сальный для применения на террито­рии всей Европы. В свою очередь, Международный научный психологи­ческий союз, Международная ассоци­ация прикладной психологии и Меж­дународная ассоциация межкультур­ной психологи подняли вопрос о возможности существования общего, международного этического кодекса. Созданный в 2002 году комитет под председательством Джанел Готье из Канады, создал Универсальную Дек­ларацию этических принципов для психологов, одобренную этими тремя ассоциациями в 2008 году. Универ­сальная Декларация, подобно Мета-кодексу, также представляет собой ре­комендации по содержанию кодексов этики. Она состоит из четырех Базо­вых принципов, отличных от принци­пов в Мета-кодексе:

• уважение человеческого достоин­ства всех и каждого;

• компетентная забота о благополу­чии всех и каждого;

• целостность;

• профессиональная и научная от­ветственность перед обществом. Формулировка «всех и каждого»

Отражает важность включения нацио­нальных, этнических и культурных суб-групп. Каждый из этих принципов в дальнейшем детально поясняется в разрезе ценностей, а не спецификаций как в Мета-кодексе. Например, Пер­вый принцип включает в себя ценно­сти: «Уважение к уникальности и дос­тоинству всех людей», а также «Сво­бодное от принуждения выражение

Согласия, в форме, принятой для со­ответствующего человека, его культу­ры, семьи и сообщества». Очевидно, что Универсальная Декларация дела­ет основной упор на уважении куль­турного разнообразия.

В последние годы в работе по со­вершенствованию профессиональной деятельности психологов используют­ся и Мета-кодекс, и Универсальная Декларация, и кодекс АРА. Их взаимо­дополняемость является их главной сильной стороной.

Перспективы

Начинание EFPA по созданию об­щего для всех стран Европы кодекса этики увенчалось успехом. Мета-ко­декс выдержал испытание временем, что подтверждается незначительным числом поправок в его второй редак­ции. Он использовался как ориентир при разработке национальных кодек­сов Европейских стран, а также иных регламентирующих вопросы этики правил. Мы вступаем в новую эру, и Мета-кодекс играет свою роль в ста­новлении общего для всех стран свода этических норм, на пути которого сто­ят множество сложностей, таких как, например, регламентирование этичес­ких норм в условиях изменяющегося мира. Как было показано в этой ста­тье, EFPA создала довольно гибкий Мета-кодекс, однако это не повод пре­кратить работу. Постоянное развитие психологии и изменение общества приносят множество новых задач, тре­бующих решения.

Достижения в вопросах регламен­тирования этики призваны облегчить работу психологов, однако в последнее время все заметней встает проблема бюрократизации процедуры одобре­ния на проведение исследований с по­зиции их этической составляющей, которая может тянуться долгое время. Необходимость говорить о пренебре­жении этической составляющей в на­учных исследованиях последнее вре­мя стоит особенно остро (Koocher, Keith-Spiegel, 2010; Martinson, Anderson, de Vries, 2005).

Психология как наука продолжает развиваться, и практическая психоло­гия должна адаптировать свои методы соответственно этим изменениям. Новые методы подлежат оценке с точ­ки зрения их этики (Koocher, 2007), включая практику дистанционной те­рапии (телепсихология, Rummel &

Joyce, 2010) и усложняющееся опреде­ление клиента, которое теперь вклю­чает «невидимую» третью сторону (Koocher, 2009).

Вопрос «национальной безопасно­сти», однако, представляет собой предмет горячих споров на государ­ственном уровне, как, например, в США. Полнота кодекса АРА 2002 года была поставлена под вопрос в связи с технологиями допроса, применяемых военными психологами к заключен­ным на военной базе Гуантанамо, не говоря уже о спорном статусе самих заключенных (Kalbeitzer, 2009). Взаи­моотношения между этикой и зако­ном, в особенности отсутствие фразы «в соответствии с основным принци­пом уважения прав человека» в редак­ции кодекса АРА 2002 года, стало пред­метом дебатов комитета по этике АРА в 2008 и 2009 гг., приведших к внесе­нию соответствующих поправок в ре­дакцию 2010 года.

Заключение

Работа Постоянного комитета по этике EFPA за 10 лет принесла ощути­мые плоды. Ее результатом стало под­держание создания национальных этических кодексов европейских стран, и становления нормы этичес­кой практики. Мета-кодекс выдержал испытание временем. В текущие зада­чи входит включение в эту системы всей Европы и способствование ста­новлению универсальных этических норм деятельности психологов, при­нимая во внимание постоянное разви­тие и изменение жизненных реалий.

Список Литературы:

1. Adams Z. W., Boyd S. E. Ethical challenges in the treatment of individuals with intellectual disabilities // Ethics and Behavior. – 2010. – 20. – Pp. 407–418.

2. Allan A., Symonds M. The development of the 2007 code // A. Allan, A. Lowe (Eds.). Ethical practice in psychology: Reflections from the creators of the APS code of ethics. – Chichester, UK and Maiden, MA: Wiley-Blackwell, 2010.

3. Allan A. The functionality of the Australian Psychological Society’s 1997 and 2007 codes of ethics// A. Allan, A. Lowe (Eds.). Ethical practice in psychology: Reflections from the creators of the APS code of ethics. – Chichester, UK and Maiden, MA: Wiley-Blackwell, 2010.

4. American Psychological Association. Ethical principles of psychologists and code of conduct. – Washington, DC. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Http:// Www. apa. org/ethics/ code2002.pdf.


40


НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ №1(7) 2012

СООБЩЕСТВО ПРОФЕССИОНАЛОВ




5. Bersoff D. N. Ethical conflicts in psychology. – Washington, DC: American Psychological Association, 2003.

6. British Psychological Society. Code of conduct. – Leicester, UK: Author, 1985.

7. British Psychological Society. Code of ethics and conduct. – Leicester, UK: BPS, 2009. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Http://www. bps. org. uk/the-society/code-of-Conduct/

8. Canadian Psychological Association. Canadian code of ethics for psychologists. – Ottawa, ON, 2003. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Http://www. cpa. ca/ Cpasite/userfiles/Documents/ Canadian%20Code%20oP/o20Ethics% 20for%20Psycho. pdf.

9. Dingwall R. The ethical case against ethical regulation in humanities and social science research // 21st Century Society. – 2008. – 3. – Pp. 1–12.

10. Economic and Social Research Council. Research ethics framework. – Swindon, UK. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Http://www. esrc. ac. uk/ESRCInfoCentre/ Images/ ESRCRe EthicsFrame tcm6-11291.pdf.

11. European Association of Professional Psychologists’ Associations). Minutes of the Standing Committee on Ethics. Brussels, Belgium: EFPA Archive. – 1990. – January, 12–13.

12. European Federation of Psychologists’ Associations. The European psychologist in forensic work and as expert witness: Recommendations for an ethical practice. – 2001. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Http://www. efpa. eu/ethics/efpa-Guidelines.

13. European Federation of Psychologists’ Associations. Meta-Code of Ethics. – 2005. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Http://www. efpa. eu/ethics/ethical-Codes.

14. European Federation of Psychologists’ Associations. Recommendations on evaluative procedures and corrective actions in case of complaints about unethical conduct. – 2005. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Http://www. efpa. eu/ Ethics/ efpa-guidelines.

15. European Federation of Psychologists’ Associations. The provision of psychological services via the internet and other non-direct means. – 2005. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Http://www. efpa. eu/ Ethics/efpa-guidelines.

16. European Federation of Psychologists’ Associations. Guidance on mediation in the context of complaints about unethical conduct. – 2007. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Http:// Www. efpa. eu/ Ethics/efpa-guidelines

17. Gauthier J., Lindsay G., Korkut Y., Behnke S. How to use ethical principles for creating or reviewing a code of ethics // South Eastern Europe Regional Conference of Psychology, 30 October - 1 November 2009, Sofia, Bulgaria.

18. Glaser R. D., Thorpe J. S. Unethical intimacy: A survey of sexual contact and advances between psychology educators and female

Graduate students // American Psychology. – 1986. – 47. – Pp. 43–51.

19. Health Professions Council. Standards of conduct performance and ethics. – London, UK, 2008. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Http://www. hpcuk. org/ Aboutregistration/ standards/standard-sofconductperformanceandethics/.

20. International Union of Psychological Science, International Association of Applied Psychology. Universal declaration of ethical principles for psychologists. – 2008. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: from Http://www. sipsych. org/english/

21. Joyce N. R., Rankin T. J. The lessons of the development of the first АРА ethics code: Blending science, practice and politics // Ethics and Behavior. – 2010. – 20. – Pp. 466–481.

22. Kalbeitzer R. Psychologists and interrogations: Ethical dilemmas in times of war // Ethics and Behavior. – 2009. – 19. – Pp. 156–168.

23. Koocher G. Ethics and the invisible psychologist // Psychological Services. – 2009. – 6. – Pp. 97–107.

24. Koocher G. P. Twenty-first century ethical challenges for psychology // American Psychologist. – 2007. – 62. – Pp. 375–384.

25. Koocher G., Keith-Spiegel P. Peers nip misconduct in the bud // Nature. – 2010. – 466. – Pp. 438–440.

26. Korkut Y. Developing a national code of ethics in psychology in Turkey: Balancing international ethics systems guides with a nation’s unique culture // Ethics and Behaviour. – 2010. – 20. – Pp. 288–296.

27. Lindsay G. Educational psychologists and Europe // S. Wolfendale, T. Bryans, M. Fox, A. Labram, A. Sigston (Eds.). The profession and practice of educational psychology. – London, UK: Cassell, 1992. – Pp. 185–197.

28. Lindsay G. Values, ethics and psychology // The Psychologist: Bulletin of the British Psychological Society. – 1995. – 8. – Pp. 448–451.

29. Lindsay G. Ethical codes and ethical dilemmas // V. Claudio (Ed.). Psicologia e Etica: Adas do coloquio Europeu depsicologia e etica. – Lisboa: Institute Superior de Psicologia Aplicada, 1996. – Pp. 3–9.

30. Lindsay G. Developing ethical practice: A European perspective // V. Claudio, A. Carita, С Inacio, I. Redrop, J. Coelho, N. Rebelo da Silva (Eds.). II coloquio Europeu de psicologia e etica. Lisbon, Portugal: ISPA,

2006. – Pp. 49–68.

31. Lindsay G. Developing ethical practice for
psychologists: Challenges, dilemmas and
possibilities. – Istanbul, Turkey: Turkish
Psychological Association, Biigi University,

2007, February.

32. Lindsay G. Ethics and value systems // B. Kitty, L. Wolfson, J. Boyle (Eds.). Frameworks for practice in educational psychology. – London, UK: Jessica Kingsley, 2008. – Pp. 52–66.

33. Lindsay G. Ethical challenges for the future // C. Lindsay, H. Koene, F. Ovreeide, F. Lang (Eds.). Ethics for European psychologists. – Gottingen, Germany and Cambridge, MA: Hogrefe, 2008.

34. Lindsay G. Ethical dilemmas of psychologists: How are these affected at times of national security? // V. Claudio et al. (Ed.). Ill coloquio Europeu de psicologia e etica. – Lisbon, Portugal: Instituto Superior de Psicologia Aplicada, 2009. – Pp. 213–220.

35. Lindsay G. Report of the Standing Committee of Ethics to the General Assembly in Oslo. – Belgium: European Federation of Psychologists Associations, 2009.

36. Lindsay G. Ethical decision-making // M. M. Leach, M. Stevens, A. Ferrero, Y. Korkut, G. Lindsay (Eds.). Handbook of international psychological ethics. – New York, NY: Oxford University Press, in press. – Pp. XX.

37. Lindsay G., Clarkson P. Ethical dilemmas of psychotherapists // The Psychologist: Bulletin of the British Psychological Society. – 1999. – 12. – Pp. 182–185.

38. Lindsay G, Colley A. Ethical dilemmas of members of the Society // The Psychologist: Bulletin of the British Psychological Society. – 1995. – 8. – Pp. 214–217.

39. Lindsay G., Koene C, Ovreeide H., Lang F. (Eds.). Ethics for European psychologists. Gottingen, Germany and Cambridge. – MA: Hogrefe, 2008.

40. Martinson B. C, Anderson M. S., de Vries R. Scientists behaving badly // Nature. – 2005. – 435. – Pp. 737–738.

41. Moorehead-Slaughter O. Ethics and national security // АРА Monitor. – 2006. – 37. – Pp. 20. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: Http:// www. ара. org/monitor/ apr06/security. aspx.

42. Oakland Т. , Leach M. M., Bartram D., Lindsay G., Smedler A. C, Zhang H. An international perspective on ethics codes in psychology // M. M. Leach, M. Stevens, A. Ferrero, Y. Korkut, G. Lindsay (Eds.). Handbook of international psychological ethics. – New York, NY: Oxford University Press, in press. – Pр. ХХ-ХХ.

43. Pauwels E. Ethics for researchers: Facilitating research excellence in FP7. – Luxembourg: Office for Official Publications of the European Communities, 2007.

44. Pope K. S., Vetter, V. A. Ethical dilemmas encountered by members of the American Psychological Association // American Psychologist. – 47. – Pp. 397–411.

45. Pryzwansky W. В., Wendt R. N. Professional and ethical issues in psychology. – London, UK: W. W. Norton, 1999.

46. Rae W. A., Sullivan J. R., Razo N. P., Garcia de Alba R. Breaking confidentiality to report adolescent risk-taking behavior by school psychologists. // Ethics and Behavior. – 2009. – 19. – Pp. 449–460.

47. Rummell С. М, Joyce, N. R. So wat do u want to work on 2day? // Ethics and Behavior. – 2010. – 20. – Pp. 482–496.

48. Sinclair C., Pettifor J. Companion manual to the Canadian code of ethics for psychologists. – Ottawa: Canadian Psychological Association, 1992.

Перевод Д. А. Ковалева под редакцией

Е. В. Нориной, преподавателя

Кафедры правовых основ управления

Факультета государственного


41


НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ №1(7) 2012


НАУКА

УДК 159.923.5, 316.612 15, 159.9(091)(075), 159.93, 159.937.51



Опыт

Психологического

Портрета

М.В. Ломоносова